Петр Катериничев - Иллюзия отражения

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Петр Катериничев - Иллюзия отражения, Петр Катериничев . Жанр: Боевик. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Петр Катериничев - Иллюзия отражения
Название: Иллюзия отражения
Издательство: -
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 8 март 2020
Количество просмотров: 130
Текст:
Ознакомительная версия

Иллюзия отражения читать книгу онлайн

Иллюзия отражения - читать бесплатно онлайн , автор Петр Катериничев
1 ... 7 8 9 10 11 12 ВПЕРЕД

Ознакомительная версия.

Наверное, я застонал, потому что почувствовал, как Диего тронул меня за плечо. Открыл глаза. Мы уже проскочили Саратону, и до нашего пристанища оставалось не более десяти минут пути.

– Говорил тебе – думай о хорошем.

– Я пытался.

– Ты стонал во сне. Что тебе снилось?

– Личины.

– Это из которых бабочки?

– Это которыми люди прикрывают лица, чтобы оставаться неузнанными.

– И ты их не узнал?

– Нет.

Гонзалес покачал головой:

– Неузнанным можно остаться только в толпе.

– Думаешь?

– Проверено. Там нет ни личин, ни масок. Толпа сама – единое существо и подчиняет всех своим законам. Индукция.

– Мудрено.

– Но верно. Думай о хорошем.

Легко сказать. Итак, что у нас хорошего? Подставили меня профессионалы из конторы. Грамотно. Качественно. По полной. Зачем? Чтобы шевелился? Нет. Чтобы шевелил извилинами.

А что это означает? Только одно: где-то уже происходило нечто подобное. Кто-то где-то вскрывал вены, прыгал с небоскреба или просто с шестнадцатиэтажки, топился в ванне, стрелялся из пистолета?..

Что еще? Если где-то что-то произошло так, что обратили внимание наши, значит, обратили внимание в с е. И скоро здесь будет жарко, как... Угу.

– «Долетайте до самого солнца и домой возвращайтесь скорей!» – напел я вслух.

– Кажется, ты успокоился, – отреагировал Гонзалес.

Я перевел ему песенную строку. Умный Диего даже не улыбнулся: процитировал афоризм Ларошфуко:

– «На солнце и на смерть нельзя смотреть в упор».

Я тоже решил поумничать, ответил знаменитым прутковским:

– «Взирая на солнце, прищурь глаза свои, и ты смело разглядишь на нем пятна».

– И какие пятна видишь ты?

– Пока не вижу. Но – чувствую. Диего, анекдот хочешь?

– Смешной?

– Жизненный. После посещения американцами Луны вызывают нашего Гагарина в ЦК и говорят: «Товарищ Гагарин, американцы опередили нас в освоении космоса – покорили Луну. Они сейчас первые. Этого допустить мы не можем. Готовьтесь, завтра полетите на Солнце». Тот в ответ: «Товарищи, как же можно, я же там сгорю!» – «Товарищ Гагарин, в ЦК тоже не дураки... Ночью полетите».

– Это – жизненный?

– Ага. Знаешь, Диего, у меня такое чувство, что на Солнце меня уже запустили. Ночью. И время старта я прозевал.

Диего прикурил затухшую сигару, пыхнул, покачал головой:

– Зачем так мрачно? Что говорят факты? Они говорят только то, что с крыши упала дочь одного из ваших нефтяных магнатов. Не первого даже ряда богатея. И – все.

– Ей приказали спрыгнуть с крыши. Ее этим... соблазнили.

– Сюжет не новый, – спокойно отреагировал Гонзалес. – Но действенный. Она была христианкой?

– Вряд ли.

– Она не знала сказанное: «Не искушай Господа Бога своего». Вот и погибла.

– Кто-то показался ей богом.

– Кто?

– Тот, кто расцветил для нее мир иллюзиями.

Диего только покачал головой:

– Мир порою скучен. Но скука не вовне, а внутри человека. Она – как маета: изматывает, но ничего не дает взамен.

– Вот и я порою маюсь.

– С чего?

– Не с чего, а чем. Дурью. Есть такое русское выражение: «дурью маяться».

– Не понимаю тебя.

– Я и сам себя порой не понимаю.

Ну да. Не понимаю. Потому что боюсь этого понимания. Того, что жизнь проходит, что время истекает, как струящаяся вода сквозь пальцы, если опустить руку в ручей... Только раньше ручей был глубоким, чистым, звенящим, а теперь – словно унылая череда минувшего замутила все взвесью песка и ила, и ручей едва движется под пальцами, и зарастает ряской... И ты вдруг понимаешь, что здесь – не твой дом, что ты живешь по-пустому и что разговоры твои пустые хотя бы потому, что люди рядом с тобой – с такой же мутью минувшего в душе, и ты не знаешь их жизни, и оттого не можешь посочувствовать им искренне, и оттого – их искреннего сочувствия не ждешь, и остаешься одиноким под этим небом... Отчего все так? Бог знает.

Глава 17

На подъезде к нашим четырем вагончикам стояла карета «Скорой помощи» и лощеный «хаммер». «Хаммер» я узнал, да и номера были именные: АМД-001. Ален Морис Данглар. Префект и верховный главнокомандующий здешних мест. И – какая неожиданность – рядом с префектом стояли двое карабинеров, вооруженные скорострельными «скорпионами».

Из автомобиля Диего я буквально вывалился и побрел, пошатываясь от усталости. Ребята с автоматами смотрели на меня хмуро. На Диего – тоже. Еще бы. Перспектива перестрелки, в которой можешь ты, а могут и – тебя, их явно не радовала. Слишком здесь всегда было спокойно. И – красиво. И – естественно. Даже проститутки и те – как новенькие сотенные евро – красивы, молоды и владеют языками. Погибать здесь служилому человеку, как в какой-нибудь намибийской пустыне?.. Гнуснее не придумаешь.

Ален Данглар вышел из вагончика, посмотрел на нас. Я бы и счел этот взгляд пронизывающим, если бы не знал, что господин префект, как и я, грешный, этой ночью не сомкнул глаз.

– Говорить «доброе утро» не имеет смысла, раз уж вы здесь, – сказал я Данглару.

– Да, сейчас это неуместно, – устало кивнул тот.

– Кажется, на Саратоне кто-то совсем перестал чтить Закон...

– Не связывайте это с господином Арбаевым. Ему позвонили, он все понял правильно, и в Саратоне с ним только два референта. – Он помассировал веки, прикрыв глаза, поздоровался за руку с Гонзалесом, вздохнул.

– Что-то серьезное? – спросил Диего.

– Да. Очень. Сегодня ночью погиб... Эдгар Антуан Сен-Клер-младший.

Пауза затянулась. И не мудрено. Эдгар Антуан Сен-Клер-младший, молодой человек двадцати семи лет от роду, доктор экономики и права, был единственным прямым наследником и приемником барона Эдгара Антуана Сен-Клера-старшего, владельца и управляющего Кредитным расчетным банком Цюриха. И все бы ничего, банков в Швейцарии почти как бензоколонок в Неваде, вот только... На самом деле Кредитный банк был и остается головным учреждением ЕАБК – «Еуропиен ассосиэйшн бэнкс компани», одной из ведущих мировых банковских группировок; сами себя они называют банковскими клубами, чьи суммарные активы составляют, даже по трезвым оценкам, свыше семисот миллиардов евро. Что такое семьсот миллиардов евро – представить себе невозможно, но вот почувствовать эту громадную финансовую мощь... Имя Сен-Клеров редко упоминалось в прессе, но... Это был могущественный клан.

– Упал на асфальт? – не удержался я.

– Нет. – Данглар помялся, произнес: – Утонул. – Помолчал, добавил: – На участке пляжа, где сегодня ночью дежурил Фред Вернер.

– Фред?! – воскликнули мы одновременно с Гонзалесом.

– Да.

– «Скорая» – к нему?

– Да. Он был в больнице, его перевязали, теперь – у себя.

– Он ранен?

– Гематома на голове.

– С ним... можно встретиться?

– С ним нужно встретиться. – Ален Данглар пересекся со мною взглядом... Не знаю даже, как это объяснить – взгляд Данглара показался мне потерянным, его голубые глаза словно потемнели, как темнеет море при надвигающемся шторме.

– У нас большие неприятности, – констатировал Диего.

– Да. У н а с большие неприятности, – резко отреагировал Данглар. – Можно сказать и хуже. Но не нужно. Полагаю, вы примерно осознаете, что будет дальше.

– Жаркий день.

– Очень жаркий, господин Дронов. Куда более жаркий, чем вы предполагаете. Хотя... вы можете з н а т ь. – Данглар уставился на меня в упор. Паника во взгляде исчезла, остались усталость и... холод.

– Вы тоже, господин Данглар. Вы тоже.

Диего Гонзалес заметно помрачнел. Дагадываюсь, о чем он думал. О двух русских, сиганувших с северо-западных скал острова сорок с лишним минут назад. И о том, что они вполне могли поспособствовать безвременной кончине не только Алины Арбаевой, но и Эдгара Сен-Клера. И бы-ли отпущены после краткой беседы с третьим русским, Дроновым, на волю ветра и волн. И вряд ли Диего сейчас решает гамлетовский вопрос... Мужчина он взвешенный и спокойный. Вот только...

– Госпожа Элизабет Кински еще спит? – спросил Данглар.

– Уже нет, – услышали мы и увидели Бетти. Косметикой эта тридцатилетняя англичанка не пользовалась, лишь подкрашивала чуть-чуть густющие, спадающие до плеч волосы и ресницы. Удивительно, но в самое раннее утро выглядела Бетти хорошо отдохнувшей. – Как всякая женщина, я любопытна. А тут такой переполох в нашем сонном царстве.

– Я рад, что вы пробудились. И хотел бы попросить позволения сварить кофе.

– Я сварю вам кофе. Вернее – нам.

– Очень крепкий.

– Ваш вкус известен, господин Данглар, – улыбнулась девушка. – Насколько возможно крепкий и очень горячий. Сахар?

– Если можно, я сам, – замялся Данглар.

– Бросьте. Фреду – эспрессо, без сахара, вам – по-турецки, с пол-ложечкой сахара, сахар и свежесмолотый кофе чуть прокалить, я ничего не упустила?

– Нет. Вам известны мои вкусы?

– Вы единственный светский островитянин. И единственный барон. Женщин это интригует. Про вас судачат в кофейнях. И не волнуйтесь. Я приготовлю хорошо. Дронов любит то же самое. По-турецки и с ложкой сахара. Что-то еще?

Ознакомительная версия.

1 ... 7 8 9 10 11 12 ВПЕРЕД
Комментариев (0)
×