Б. Седов - Заложник

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Б. Седов - Заложник, Б. Седов . Жанр: Криминальный детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Б. Седов - Заложник
Название: Заложник
Автор: Б. Седов
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 18 декабрь 2018
Количество просмотров: 111
Читать онлайн

Заложник читать книгу онлайн

Заложник - читать бесплатно онлайн , автор Б. Седов

Б. К. Седов


Заложник


СОДЕРЖАНИЕ

ПРОЛОГ

Часть первая

Глава первая. ПЕРЕПОЛОХ В ШАЛМАНЕ

Глава вторая. СКОЛЬКО СТОИТ ДРУГ?

Глава третья. НА ВОРОВСКОЙ КАРАВАЙ РОТ НЕ РАЗЕВАЙ

Глава четвертая. ШПИОНСКИЕ СТРАДАНИЯ

Глава пятая. БОЙНЯ В ПАРИЛКЕ

Глава шестая. КРОКОДИЛЫ И ЕВРЕИ

Часть вторая

Глава седьмая. ЦЕЗАРЬ, ГДЕ ТВОЙ БРУТ?

Глава восьмая. ГРАНАТОМЕТ С ГЛУШИТЕЛЕМ

Глава девятая. НАТЮРМОРТ С УТОПЛЕННИКОМ

Глава десятая. ДИПЛОМАТИЯ В ТРУСАХ

Глава одиннадцатая. КАЛЫМ ЗА СЛЕДОПЫТА

Глава двенадцатая. ОТ ЛЮБВИ НЕ УБЕЖИШЬ

Глава тринадцатая. А ВОТ КОМУ ОСИНОВЫЙ КОЛ!


ПРОЛОГ


Столб дыма был виден километров за десять. Первым забеспокоился Тимур. Он привстал На цыпочки, уставился в ту сторону. Потом оглянулся на меня, но ничего не сказал. Потом подвинул оба сектора газа до упора, И два «Меркурия» за кормой злобно взвыли. Меня откинуло на спинку кресла, и от неожиданности я выронил только что открытую бутылку пива «Грольш».

- Эй, капитан, - возмутился я, - ты что, спятил?

- Дым видишь? - ответил Тимур не поворачиваясь.

- Ну, вижу. И что?

- Как ты думаешь, что это так здорово горит?

Я пожал плечами и достал из-под кресла другую бутылку.

- Не знаю. Наверное, тайга.

- Да нет, Майкл Боткин, не тайга. То, что Тимур назвал меня полным именем, было дурным знаком, Я раздумал открывать пиво и, убрав бутылку на место, встал рядом с Тимуром, крепко взявшись за поручень.

- Тайга, она по-другому горит, - задумчиво сказал Тимур и, резко крутанув штурвал, обогнул подло торчавший прямо по курсу топляк, - а тут дым идет узким столбом и поднимается быстро. Значит, горит что-то более горючее, чем простые сырые деревья, У меня в груди екнуло. Насколько мне было известно, в той стороне, кроме нашей фазенды, ничего особо горючего не было.

- Ты что имеешь в виду? - осторожно поинтересовался я, боясь услышать ответ. Тимур покосился на меня и ответил:

- То же, что и ты. Я промолчал и тоже уставился вперед. Мы мчались по темной гладкой поверхности вечернего Чулыма со скоростью никак не меньше ста десяти километров в час. «Меркурии» слаженно зудели за кормой, и «Аврора» летела, как по ниточке. Высокий столб дыма, освещаемый заходящим солнцем, был неимоверно красив, в нем уже стали видны вертящиеся огненные комочки, взлетавшие ввысь со скоростью салюта, и при других обстоятельствах я с удовольствием поглазел бы на пожар. При том условии, естественно, чтобы не было жертв. Однако то, что я видел, нравилось мне все меньше и меньше, тем более что мы стремительно приближались к месту событий и надежды на то, что горит что-нибудь другое, а не наш дом, таяли пропорционально скорости движения, Вот уже пошли знакомые повороты, и до стремительно летящей в небо струи огня и дыма осталось не более трех километров. И вдруг из того же места, где горело - я до последнего не хотел признаться себе, что горит наша усадьба, - поднялся ярко светящийся огненный шар, который тотчас превратился в огненно-черный гриб. Гриб начал увеличиваться, но до размеров ядерного взрыва все-таки не дорос, и его медленно понесло в сторону. А с места пожара повалила черная копоть, подсвеченная снизу мрачным красным заревом. Солярка, - вздохнул Тимур. Ага… - согласился я, - двадцать пять тонн. Ну, наверное, поменьше, тонн двадцать осталось… Какая разница? - я поморщился, - А вот насчет Афанасия, что с ним?… Да, - коротко ответил Тимур. Наконец мы вылетели из-за последнего поворота, скрывавшего горящую фазенду, и нашим глазам открылось потрясающее зрелище. Вся поляна, на которой еще неделю назад стоял двухэтажный бревенчатый дом площадью триста метров, была охвачена огнем. Ни моего - МОЕГО - дома, ни сарая, в котором обитал Афанасий, ни высокого забора, составленного из заостренных бревен, - ничего этого не было и в помине. Мы слегка опоздали, и теперь могли только наблюдать горящую землю, над которой поднимались грязные языки солярочного пламени, дрожащее жаркое марево и клубы черного дыма. Тимур остановил «Аврору» метрах в ста от берега и, удерживая ее против течения малыми оборотами двигателей, сказал: Ну вот. Это называется - дотла. Да… - ответил я. Больше сказать было нечего. Вот только Афанасий… Афанасия нет, - помолчав, сказал Тимур, - его или вообще теперь нет, или он на охоте, Лучше уж на охоте, - торопливо ответил я. Да, конечно… Будем надеяться, Я посмотрел на дымящиеся ветви деревьев, окружающих просторную поляну, на которой происходила огненная вакханалия, и сказал:

- Как бы тайга не загорелась! Тимур внимательно осмотрел берег, потом окинул взглядом горизонт и, удовлетворенно кивнув, ответил:

- Не загорится. Примерно через час начнется дождь. Я тоже посмотрел на небо и увидел, что с востока приближается темный грозовой фронт. Ты знаешь… - я замялся, - мне что-то не хочется сходить здесь на берег. Мне тоже, - откликнулся Тимур. У нас там вроде что-то есть с собой? Ты что имеешь в виду? Ну, там… Бутылка водки вроде была и закусь какая-то… Ну да, есть, Поехали на противоположный берег. Посидим там, выпьем, так сказать, за окончание благополучной эры отшельничества. Я чувствую, что начинается новая жизнь. Какая - еще не известно, но новая. А старая кончилась - сам видишь. Тимур молча кивнул и, повернув штурвал, направил «Аврору» к противоположному берегу, до которого было около километра. Через несколько минут катер мягко ткнулся носом в песчаную отмель, и я, стараясь не оглядываться, соскочил на берег. Дождь так и не начался. С неба упало несколько редких капель, потом подул прохладный ветерок, а через полчаса выяснилось, что появление на небе плотного темного одеяла обернулось ничем. Оно проплыло над нами и удалилось в неизвестном направлении. То есть, конечно, в известном - на запад. Догонять солнце. Мы развели костер, и Тимур разложил на плащ-палатке колбасу, сыр и хлеб -убогое угощение на поминках по безвременно сгоревшему дому. В центре стояла литровая бутылка "Финляндии», но при таких обстоятельствах я, честно говоря, предпочел бы дорогому понтовому пойлу обыкновенную «Московскую" с зеленой этикеткой, Однако - не смотри коню в зубы, У него из рта плохо пахнет. Разлив водку по кружкам, Тимур взял свою и посмотрел на меня. Я кивнул, взял свой поминальный кубок и, взглянув на Тимура, сказал:

- Ты знаешь… Если Афанасий жив, то и хрен с ним, с этим домом. Давай сейчас не будем говорить об Афанасии. А насчет дома… Хороший был дом. И мы хорошо в нем жили. Да будет ему… Тимур выжидательно посмотрел на меня и усмехнулся. Давай, давай, я слушаю, - подбодрил он меня, - что ему там будет? Э-э-э… - я посмотрел на другой берег. Пожар уже погас, и только над горловиной глубоко упрятанной в землю тридцатитонной цистерны спокойно горел коптящий солярочный факел. А вот ему и вечный огонь. Кому? - спросил Тимур, Дому, кому же еще, - я залпом выпил водку, - не Афанасию, ясен пень. Тимур кивнул и тоже опустошил свою кружку. Занюхав водку куском колбасы, он передернул плечами и спросил; Так чем там дому нашему что-то будет? А представь себе, что у домов тоже есть загробный мир. Эк тебя потащило! - одобрительно усмехнулся Тимур. - Ну-ка, ну-ка! Ага. И некоторые попадают в рай, скажем - школы, больницы, музеи всякие… - А другие, значит, в ад. Тюрьмы, притоны, казармы. Так? Примерно так. Тимур налил еще по сто, и мы выпили. Где-то в глубине души вяло шевелилось чувство собственника, лишившегося своего достояния, но ему никак не удавалось подняться до головы и захватить мои мысли. И я, закурив, подумал: экий я благородный да не жадный! Вот у меня только что сгорел дом за полтора лимона зеленых, а я - хоть бы что! И совсем меня жаба не душит! Абсолютно! Но зато водка стимулировала мой мыслительный процесс, замедлившийся было от такого неприятного сюрприза, и мне в голову начали приходить интересные мысли. - Налей-ка еще по пятьдесят, - сказал я Тимуру, - давай хлопнем, а потом я кое-что тебе скажу. Есть некоторые соображения. У меня тоже есть, - ответил Тимур, разливая по кружкам финскую водку. Мы молча хлопнули, я засунул в рот кусок колбасы и, жуя, сказал; Я уау, шо ажа… Прожуй сначала, - посоветовал Тимур и тоже ухватил колбаски. Я последовал его совету и, проглотив колбасу, повторил;

- Я думаю, что пожар это не просто так. Ну сам посуди - мог Афанасий случайно поджечь дом? Тимур дожевал колбасу и ответил: Ни боже мой. Во-первых - он не пьет. Во-вторых… Никаких вторых. Афанасий здесь вообще ни при чем, он слишком аккуратный человек. Поехали дальше. Мог дом сам загореться? Нет, не мог, - уверенно ответил Тимур, - бельгийская противопожарная система за восемьдесят тысяч. Сам покупал. На твои деньги. Не говори мне о деньгах, - поморщился я, - я о них слышать не хочу. Типичное рассуждение зажравшегося мультимиллионера, заявил Тимур и прикурил от горящей веточки. Бросив ее обратно в костер, он затянулся и сказал: Это поджог. Это поджог, кивнул я. А это значит… - А что это значит? - я с любопытством посмотрел на Тимура. Мне было интересно, что он скажет. У меня уже образовались некоторые соображения на этот счет. И если они совпадут с тимуровскими, значит, мы с ним будем не хуже Шерлока Холмса и доктора Ватсона, Давай сначала ты, - предложил Тимур. Изволь, - легко согласился я, - даю. Значит, так. Умышленный поджог. Друзья так не поступают, значит - враги. Удивительно мудрая мысль! - восхитился Тимур. Тихо! Значит - враги. А кто у нас враги? Менты - раз, бандюки - два, чиновники - три. Ну, поскольку чиновники сами, своими руками, ничего не делают - значит, бандюки. А менты тоже не будут рисковать. И поскольку они с бандюками вась-вась, то, значит, опять же бандюки. Да это-то и ежу понятно, поморщился Тимур, я о другом. Вообще о другом, Интересно, о чем? - удивился я. - Думаешь, есть еще желающие? Не в желающих дело. Ты лучше вспомни, как мы прилетели. Ну да, прилетели мы хреново, - согласился я. И в самом деле - в аэропорту Томска произошло что-то странное. В зале прибытия стояли омоновцы и шмонали всех подряд. Это не показалось мне чем-то из ряда вон выходящим, особенно если учесть разгул терроризма и прочие радости двадцать первого века. Заглянув в наши документы, капитан, руководивший двумя здоровенными парнями в натянутых на лицо шерстяных шапочках с прорезями для глаз, поджал губы и вежливо, но непреклонно сказал: Прошу вас пройти со мной. Это еще зачем? - возмутился Тимур, но я толкнул его локтем. Не хватало еще разборки со спецами.

Комментариев (0)
×