Картер Браун - Том 26. Вояж на Гавайи. Смертельная мечта. Сексуальная клиника. Ранняя пташка

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Картер Браун - Том 26. Вояж на Гавайи. Смертельная мечта. Сексуальная клиника. Ранняя пташка, Картер Браун . Жанр: Криминальный детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Картер Браун - Том 26. Вояж на Гавайи. Смертельная мечта. Сексуальная клиника. Ранняя пташка
Название: Том 26. Вояж на Гавайи. Смертельная мечта. Сексуальная клиника. Ранняя пташка
Издательство: -
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 18 декабрь 2018
Количество просмотров: 189
Читать онлайн

Помощь проекту

Том 26. Вояж на Гавайи. Смертельная мечта. Сексуальная клиника. Ранняя пташка читать книгу онлайн

Том 26. Вояж на Гавайи. Смертельная мечта. Сексуальная клиника. Ранняя пташка - читать бесплатно онлайн , автор Картер Браун

— Да. — Я вздохнул.

— Ладно, — проворчал он. — Увидимся завтра утром.

Я осторожно положил трубку, закурил и посмотрел на портрет, висящий на противоположной стене.

— Что, черт побери, ты делаешь в Гонолулу? — задал я вопрос, но написанная маслом голова Эмерсона Рида не проронила ни слова. Ну, значит, для психушки я еще не готов. А может, вообще ошибся, и голос в телефонной трубке принадлежал не ему?

Глава 2


Бар «Хауоли» ничем не отличался от бара «Джои» в квартале от него. Та же атмосфера, обстановка, такой же знакомый запах спертого воздуха и табачного дыма Учтивый официант усадил меня за столик в углу, принес джин с тоником и сказал, что представление начинается минут через пятнадцать, а танцы Улани для чужестранца, жаждущего экзотики, гораздо интереснее, чем две поездки вокруг острова.

— Я имею в виду, сэр, — произнес он бесстрастным голосом, — что здесь вы увидите гораздо больше и за меньшую плату.

Какая же хорошая вещь деньги! Я вытащил из бумажника десятидолларовую купюру, аккуратно свернул ее пополам и протянул официанту.

— Сэр? — Его лицо вытянулось. — Еще одиннадцать порций джина с тоником?

— Улани — подруга моих друзей, — пояснил я. — И мне хотелось бы встретиться с нею после ее выступления. Мое имя — Дэнни Бойд, а друзей зовут Эрик Ларсон, Вирджиния Рид и Бланш Арлингтон. Запомнил имена?

— За десять долларов, сэр, я запомню хоть целую страницу из телефонного справочника! — почтительно ответил он.

Официант удалился, а я принялся медленно потягивать джин, размышляя, не допустил ли ненароком второй оплошности за вечер. Первая заключалась в том, что я не позвонил в полицию, обнаружив тело Бланш Арлингтон, а вторая — в моем поспешном заявлении, что я являюсь ее другом. Ладно, поживем — увидим, как сказала невеста в брачную ночь.

Минуты через две мое одиночество нарушили: неожиданно передо мной вырос огромный детина, похожий на профессионального борца, в красивом костюме из блестящей кремовой ткани. Из его тщательно прилизанных черных волос выбивались тугие завитки, а светло-голубые, с застывшим невинным выражением глаза детины походили на гляделки целлулоидной куклы-пупсика. Что касается остальных частей лица, то больше ничего кукольного в них не было — наоборот, казалось, они вырублены из камня.

— Мистер Бойд? — Голос верзилы был вкрадчивым и слегка шепелявым. — Меня зовут Эдди Мейз, я владелец этого бара. Разрешите к вам присоединиться?

— Разумеется, — кивнул я. — Коли вы здесь хозяин, полагаю, можете присесть ненадолго.

— Благодарю. — Он выдвинул стул и сел напротив меня. Вежливая ухмылка торчала на его лице, как почтовая марка на конверте. — Хотите увидеть Улани? — поинтересовался Мейз. — Разумеется, она такая красивая, мистер Бойд. Настоящая гавайская девушка, а чистокровные гавайцы в наши дни большая редкость.

— Да что вы говорите, — безучастно отозвался я.

— Улани родом с маленького острова Ниихау, — продолжал довольный хозяин бара. — Это самое большое поселение коренных гавайцев. Хотя их там всего чуть более двухсот. Остров принадлежит семье Робинсон, и без приглашения никто не имеет права туда приезжать.

Он поднял глаза, щелкнул пальцами, и моментально появился мой официант с джином для меня и виски с содовой и льдом — для Мейза. Я пристально глянул на официанта, когда он ставил передо мной бокал, но тот отвел глаза. Да, плакали мои десять баксов!

— Говорят, стоит только жителю этого острова покинуть его, и он уже никогда не сможет туда вернуться, — продолжал между тем Мейз шепелявым голосом. — Не знаю, правда ли это, мистер Бойд, но вы должны понять, что Улани вела довольно замкнутый образ жизни до того, как попала к нам.

— Спасибо за лекцию.

— Я всего-навсего хотел помочь вам, мистер Бойд, — укоризненно произнес он. — Хотел, чтобы вы знали кое-что об Улани. Она работает на меня, и я обязан ее защищать.

— Даже от друзей ее друзей?

— Иногда и от друзей, — тихо подтвердил он. — Прошу прощения, мистер Бойд, надеюсь, вам понравится ее выступление. И пожалуйста, о счете не беспокойтесь.

— Да, но моим друзьям это не понравится, — заявил я.

Мейз пожал огромными плечами:

— Извините. Я вас предупредил.

— Таковы правила? — спросил я. — Или вы специально придумали их для меня?

Неожиданно громко заиграла музыка. Улыбаясь, хозяин бара показал на небольшое возвышение посередине зала:

— А вот, наконец, и Улани, мистер Бойд! Надеюсь, вы получите незабываемое удовольствие!

— Наверное, точно так же говорят, отправляя человека в газовую камеру, — огрызнулся я, но он меня уже не слушал.

В баре вдруг стало темно, затем осветили только одно-единственное место посредине возвышения, и я увидел Улани. Изображение на спичечном коробке было ничем по сравнению с тем, какой она оказалась на самом деле. Стоило лишь взглянуть на нее, чтобы понять, что перед вами действительно стопроцентная гавайка. Стопроцентная с головы до пят, начиная с длинных, слегка вьющихся иссиня-черных ниспадающих до плеч волос и кончая маленькими изящными ступнями, которые пришли в движение вместе со всем телом, затрепетавшим в медленном языческом ритме.

На шее девушки висело леи из красного гибискуса — похоже, эти цветы так и будут преследовать меня на Гавайях, — а юбка ее была чуть выше колен. Больше на ней ничего не было. Бедра Улани плавно покачивались в привычном для них танце, который мог привести в трепет какого-нибудь Фицпатрика, но для Бойда ровным счетом ничего не значил. Ее руки выделывали какие-то сложные движения, и я решил, что они рассказывают некую историю, которую с удовольствием напечатал бы любой журнал…

Почувствовав разочарование, я хлебнул джина и сердито посмотрел на Мейза:

— Это и есть настоящий гавайский танец?

— Потерпите немного, мистер Бойд, — прошептал он. — Вы еще ничего не видели.

— Ладно, — мрачно согласился я.

Темп музыки между тем начал нарастать, и я снова посмотрел на танцовщицу. Ее ноги двигались все быстрее под ритмические удары барабана, бедра раскачивались с постепенно нарастающей амплитудой. Леи на шее начало выписывать невообразимые петли. Я осторожно поставил бокал на стол, забыв обо всем на свете.

Минуты две леи летало из стороны в сторону, обнажая маленькие, упругие, ни с чем не сравнимые груди девушки. Юбка поднималась, открывая длинные изящные ноги, а иногда и кое-что еще. Затем музыка загромыхала невообразимым образом, и вдруг Улани замерла на месте, тело ее как бы застыло, музыка тоже стихла, словно кто-то щелкнул выключателем.

В течение примерно пяти секунд оглушительной тишины она стояла не двигаясь, затем руки ее опустились на талию, длинные пальцы грациозно расстегнули пояс — и юбка упала на пол. Снова зазвучала музыка, и тело Улани опять ожило. Да, если вот это и есть настоящие Гавайи, то Дэнни Бойд слишком поздно родился. Танец длился еще минуту, а может, и две — кто смотрит на часы, когда перед глазами творится подобное? Затем музыка прервалась еще раз, и бесподобное тело танцовщицы застыло, как на картине Гогена. Потом все погрузилось в темноту, а когда спустя несколько секунд свет вспыхнул снова, Улани на помосте уже не было. Раздались такие оглушительные аплодисменты, что у меня чуть не лопнули барабанные перепонки.

— Ну, что теперь скажете, мистер Бойд? — прошепелявил Мейз, когда наконец перестали хлопать. — Теперь вы понимаете, почему мне приходится оберегать Улани? Ее красота и этот танец — от мужчин просто отбоя нет! Но в глубине души она всего-навсего ребенок, невинное дитя!

— И зовет вас папочкой? — съязвил я.

Его кукольные невинные глаза ничего не выражали.

— Не думаю, что это смешно, мистер Бойд, — чуть помедлив, проговорил он. — Я просто хотел объяснить, почему вы не можете встретиться с ней. А если вы ничего не поняли, мне больше нечего вам сказать…

— Спасибо за совет, Эдди, — отозвался я. — Обойдусь как-нибудь без него.

— Надеюсь, мне удастся избежать неприятных сцен, мистер Бойд, — с сожалением произнес он. — Но если вы будете настаивать, вам придется ответить… Не люблю насилия, однако в случае необходимости…

Он поднял свой бокал, допил виски, затем посмотрел на меня и вновь пожал огромными плечами — в этом движении было нечто роковое, как любят выражаться женщины-романистки.

— Попытаюсь убедить вас, мистер Бойд, в последний раз, — серьезно сказал Мейз. — Вы видели, как танцует Улани. Она прекрасная танцовщица. Сон становится явью и все такое, но это всего лишь сон. Танцуя, девушка далекая и недосягаемая… Но встреча с ней стала бы для вас невыносимым разочарованием, крушением мечты, мистер Бойд. С нею стоит только раз поговорить, чтобы понять, как она примитивна, даже груба, я бы сказал. Это, знаете ли, все равно что разговаривать с ребенком. Прихватите с собой заводную куклу, и она заинтересуется ею больше, чем вами. Улани просто невинное дитя, мистер Бойд. Мужчины ее нисколько не привлекают!

Комментариев (0)
×