Александр Войнов - Нобелевский лауреат по математике [СИ]

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Александр Войнов - Нобелевский лауреат по математике [СИ], Александр Войнов . Жанр: Криминальный детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Александр Войнов - Нобелевский лауреат по математике [СИ]
Название: Нобелевский лауреат по математике [СИ]
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 18 декабрь 2018
Количество просмотров: 110
Читать онлайн

Нобелевский лауреат по математике [СИ] читать книгу онлайн

Нобелевский лауреат по математике [СИ] - читать бесплатно онлайн , автор Александр Войнов

— В ней нет необходимости, — сказал Герман, отказываясь от протянутой визитной карточки. Для начала информации более, чем достаточно. Детали обсудим при следующей встрече. До скорого. Я знаю, как вас найти. Для меня это не составит труда.

По дороге домой Герман пытался проанализировать сложившуюся нестандартную ситуацию. Он уже давно перестал верить в случайность совпадений и сегодняшняя встреча требовала к себе особого внимания. Напрашивался вопрос, кому была выгодна смерть престарелого антиквара? Прежде всего, прямой наследнице, его жене. Но, не сама же она застрелила мужа? На нее не похоже. Слабовата структурой. Могла кого-то нанять. А, может, и воздыхателя поощрить. «Тогда зачем ей рыть под саму себя, — подумал Герман, — вдруг я докопаюсь до истины и не захочу молчать?».

Для начала Герман решил вывести себя из под прямого попадания. Кожаный кисет, в котором нашел монету, сжег, а пепел спустил в унитаз. А, саму виновницу торжества, надежно упаковав в поролон и целлофан, глубоко за полночь, закопал недалеко от заброшенного стадиона, у основания разрушенной водонапорной башни. Теперь он был недосягаем. Можно было собирать любую информацию о погибшем антикваре и, в случае форсмажора, сослаться на поручение вдовы. Герман почти не верил, что ему удастся раскрыть убийство Милорадовича. Его интересовала собственная безопасность. Необходимо было узнать, нет ли связи между найденной монетой и смертью антиквара. Перед упаковкой золотой пленницы Герман попытался ее разговорить. Эта информация была бы дороже червонного золота. Но, монета не проронила ни слова.

На следующее утро он долго бродил по блошиному рынку, внимательно всматриваясь в старые картины, рисунки и репродукции. Но, ни одна из работ не запала в душу. Герман обошел барахолку по третьему кругу и, ближе к обеду, почти в самом конце последнего ряда, у горбатой старухи недорого сторговал пыльное, потрескавшееся полотно. Картина была без рамы, а на обтрепанном по краям холсте масляными красками была выполнена копия работы Пукирева "Неравный брак”. Вернувшись домой, он, почувствовал усталость, завернулся в одеяло и проспал до темноты.

В тот вечер монеты рассказывали о своем прошлом охотнее, чем обычно. Мелкая иностранная монета заговорила на незнакомом языке. Скоре всего, на иврите. Герман отложил ее в сторону, так ничего и не разобрав. А, белый кружок алюминиевой выштамповки, который он, в темноте, по ошибке, принял за монету и принес домой, долго и плаксиво жаловался на неуважительное к нему отношение со стороны соседей. Герман его успокоил, как мог и пообещал принять меры. Почувствовав, едва ощутимый озноб и, такую желаемую легкость воображения, он ссыпал неуживчивую компанию обратно в кофейник. А, на столе развернул купленное полотно.

Сюжетом для этого произведения послужил момент венчания в церкви юной, миловидной девушки с бледным, фарфоровым лицом и напыщенного, сановного старика, смотрящего свысока на окружающих участников церемонии. После короткого изучения, Герман отметил, что только три фигуры автор выписал в деталях, а остальные изображены контурно и размыто. На переднем плане разместились «молодые», а, чуть поодаль, в толпе гостей, четко, как живой, вырисовывался моложавый брюнет, не старше тридцати. У Германа сразу же появилось желание поставить его рядом с невестой. А старика убрать на задний план. Или посадить на козлы воображаемой кареты, которая ждет их возле церковных ворот. Но, тогда не было треугольника и картина утрачивала драматизм. И, ее персонажи прятались в свою скорлупу и становились недосягаемы психологически. А сейчас Герман мог с легкостью считывать мысли главных героев с их лиц.

Невеста, стыдливо опустив ресницы, думает, что ее суженый в весьма преклонных летах и долго не протянет. А, дальше начнется богатая и веселая жизнь. И, все подружки по гимназии будут ей завидовать. А, молодые красавцы-офицеры искать случая с ней познакомиться и пригласить на мазурку.

Жениха мучит изжога и подагра. Давеча, на банкете у их сиятельства, неосмотрительно переел осетрины с хреном. Жмет в пояснице тугой корсет. Болит мозоль на левой ноге. Тяжело стоять. Он мечтает, что бы все закончилось быстрее и, почему-то, злится на священника. Батюшка, по мнению, не очень молодого «молодого», читает слишком медленно. (Герман почувствовал во рту привкус хрена с чесноком, поправил перетянутый корсет. — А, осетрина, кажется, была залежалая, — подумал он. — И ему стало жаль старика.)

А, бородатый брюнет, раздевает юную невесту глазами и мысленно твердит: — «Все равно ты будешь моей. Был бы соперник моложе, вызвал бы на дуэль и убил без сожаления». Вдобавок, к этим откровениям, Герман ощутил в брюнете автора картины. «Это же никто иной, как художник Пукирев», — осенило Германа. При такой подсказке он надеялся быстро раскрыть убийство антиквара.


Антикварная лавка "Умилорадовича" занимала цокольное помещение двухэтажного особняка, постройки конца позапрошлого века. Такие дома, не отличались особыми архитектурными изысками, но выглядели добротно и уверенно проходили сквозь столетия. Герман толкнул массивную входную дверь и замер на пороге пустой просторной прихожей. В комнате не было ни мебели, ни людей, и только вдоль стен стояли завернутые и, перевязанные крест-на-крест, упакованные картины. Дверь, ведущая в глубину магазина была плотно закрыта и опечатана. На полу валялись обрывки упаковочной бумаги и обрезки шпагата. И только в дальнем углу на стене сиротливо висело, забытое кем-то, одинокое полотно. Герман, на цыпочках, боясь нарушить чей-то покой, подошел к картине и замер. На холсте, в стиле позднего Возрождения, изображалась карточная игра. За игорным столом сидели три игрока, держа в руках игральные карты. Причем, зрителю сразу же становилось понятно, что игра ведется не честно. На переднем плане, опытный шулер ловко менял ненужную карту на бубнового туза. Напротив шулера сидел молодой игрок. Судя по дорогим одеждам, юный аристократ. Третьим игроком была тридцатилетняя куртизанка, видимо, бывшая в сговоре с шулером. На заднем плане художник поместил служанку, подливающую игрокам вино. Ставки были очень высоки. Возле каждого игрока горкой лежали золотые дукаты. Было понятно, что молодой игрок скоро расстанется с отцовским золотом и иллюзиями. А, возможно, и с жизнью.

Герман сосредоточился и затаил дыхание, пытаясь угадать мысли игроков.

— Интересуетесь живописью? — услышал за спиной незнакомый голос. — К сожалению, магазин не работает. И, я ничего не продаю.

Герман обернулся и увидел стоящего в дверях незнакомого молодого человека. Таким он его и представлял. Черноволосый, худощавый, с тонкими вытянутыми кистями рук и коротко подстриженной бородкой, Орест напоминал одного из персонажей картины Пукирева.

— Жаль, что вы не работаете, — огорченно заметил Герман. — Но, мне не нужны картины. Я хотел заказать раму для этого полотна.

Он сделал шаг навстречу и развернул перед художником купленную вчера копию "Неравного брака". Тот внимательно оглядел картину и, с грустной улыбкой, заметил.

— Боюсь, что рама будет стоить в несколько раз больше, чем эта Пошехонская старина. Копия далека от совершенства.

— Согласен, копия не самая удачная, — ответил Герман. — Но, называется она "Неравный брак”, а не "Пошехонская старина”. И, в данном случае, для меня такое название может быть символично. Кстати, у вас на стене тоже копия "Шулера с бубновым тузом”, а не подлинник кисти Жоржа де Латура.

— Верно, — ответил художник, — эта копия моя работа.

— А, знаете, что объединяет оба сюжета? — поинтересовался Герман. — В обоих полотнах авторы изображают самих себя. И, преподносят, как хищника, готового напасть на жертву. Вы же, наверняка, догадывались, что шулера де Латур писал с собственной натуры. Если рассмотреть оба сюжета в динамике, то, с большой долей вероятности, можно догадаться, что и сановному, любвеобильному старцу из "Неравного брака”, и юному Латуровскому игроку угрожает смертельная опасность. Смею предположить, что если старик, в течении ближайшего времени, не умрет собственной смертью от апоплексического удара, то, вероятнее всего, будет отравлен. Как у Лескова, в "Леди Макбет Мценского уезда”. А, юный и простодушный игрок-аристократ будет убит на дуэли. Служанка, подливая ему вино, шепнет несколько слов. Он поймает шулера за руку и вызовет на поединок. Исход которого предрешен.

Художник посмотрел на Германа с удивлением.

— У вас поразительная способность предполагать и, возможно, угадывать мысли и поступки людей, написанных маслом много лет назад. О том, что произошло со стариком я не задумывался. В любом случае, ему осталось не долго. Но, судьба юного аристократа кажется мне не такой печальной. На дуэли он будет тяжело ранен, но, к счастью, выживет. Возможно, его выходит служанка. И, они вместе, на парусном корабле, уплывут в далекую страну. И, будут бедствовать. Не стану предполагать судьбу служанки, но юный игрок проживет долгую жизнь. Его черные волосы постепенно сменят цвет. С полысевшей седой головой, с ножом на поясе вместо шпаги, он вернется к отцу. И, станет на пороге дома перед ним на колени. Я узнал его со спины, когда делал копию Рембрандта "Возвращение блудного сына”.

Комментариев (0)
×