Дарья Донцова - Игра в жмурики (Крутые наследнички)

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Дарья Донцова - Игра в жмурики (Крутые наследнички), Дарья Донцова . Жанр: Детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Дарья Донцова - Игра в жмурики (Крутые наследнички)
Название: Игра в жмурики (Крутые наследнички)
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 25 февраль 2019
Количество просмотров: 127
Читать онлайн

Игра в жмурики (Крутые наследнички) читать книгу онлайн

Игра в жмурики (Крутые наследнички) - читать бесплатно онлайн , автор Дарья Донцова

- Ну, это маловероятно, - ответила я, поворачиваясь. - Не думала, что на моем лице написана откровенная зависть!

Мой бывший сосед по столу расхохотался.

- Я хорошо знаю женщин - вы завидуете даже новой шляпке. А при виде такой коллекции, да еще у сестры, да еще если вы бедны...

- Кто вам сказал, что Натали моя сестра? - перебила я Аллана.

- Она сама. Вы, русские, так цените родственные связи, так держитесь друг за друга...

Я посмотрела на Аллана и вздохнула. Объяснить этому самовлюбленному болвану ничего невозможно. Неужели он не понимает, что русские такие же разные, как и французы, а большое число родственников одинаково угнетающе действует на людей любой национальности. Интересно другое: с чего это Наташа выдает меня за свою сестру?

Но вслух я произнесла совсем другое:

- Богатому человеку трудно понять бедного.

- Боже, да вы философ! - восхищенно проговорил Аллан. - Но вот в отношении меня вы ошиблись. Я долго, слишком долго был беден. Затем удачно женился. Мартина была богата. Злые языки судачили, что наш брак держится на голом расчете. Не спорю, сначала так было, но потом я искренне полюбил ее. И сейчас я вдовец, и мне её не хватает. Она была не красива, но умна, и в этом вы чем-то на нее похожи!

Наш разговор прервала Маша.

- Мамочка, мамочка, мне нужно сказать тебе что-то по секрету, театрально зашептала она.

- Дитя мое, - сказал Аллан, - смело говори по-русски. Ничего, кроме слов "Ельцин" и "Горбачев", я не пойму!

- Мамулечка, - затараторила Маша, - поди скажи Аркадию, он не разрешает взять мне десерт, скажи ему - это нечестно.

- Ябеда-корябеда, - отреагировал Аркадий. - Мать, она выдала тебе только часть информации. Я не разрешил ей в четвертый раз взять взбитые сливки. И не подумай, что я забочусь о ее фигуре, здесь уже ничего не поделать. Но ведь ее прошибет поносус вульгарис. Будет стонать и охать.

- О, как Приятно видеть столь трогательную заботу брата о младшей сестре, - произнес тонкий голос.

- Они ухитрялись спорить даже тогда, когда Машка еще не умела говорить, - вздохнула я и вдруг поняла, что что-то здесь не так.

- Как вы здорово говорите по-русски! - заорала, как всегда, во весь голос Маша. - Мамулечка, она говорит по-русски ну прямо как мы!

- Что же здесь удивительного? - сказала Жаклин. Я ведь русская, девичья фамилия моей матери Коновалова. Сейчас все эмигранты прикидываются князьями, а я признаюсь честно - моя мама была простой девчонкой из деревни, просто Галька Коновалова.

- А как же вы оказались в Париже? - заинтересованно спросила Маша.

- Во время войны моя мать попала в оккупацию, - охотно ответила Жаклин, - а после побоялась вернуться в Россию. Скиталась сначала без денег, жилья и работы, потом устроилась судомойкой в один богатый дом. Ну а дальше все пошло, как в сказке. Богатый хозяин увидел бедную служанку, полюбил ее и взял в жены. Так что я - дитя любви!

- Вы великолепно владеете русским языком, - сказала я, - практически без акцента.

- Мать настояла на том, чтобы в доме было два языка, - пояснила Жаклин. - Она говорит, что, чем больше знаешь, тем лучше.

- Ваша мать жива? - спросил Аркадий.

- Да, слава Богу. Может быть, вы выберите день и придете к нам в гости? Она будет очень рада поговорить с русскими. Ностальгия, знаете ли, типично русская инфекция. Мать усердно смотрит вашу первую программу телевидения и обожает все русское. А может быть, вы одолжите нам на пару дней ваших молодых? Мы бы устроили неделю русско-французской дружбы: наша дочь и ваши дети. Это было бы чудесно. Не правда ли, Яцек?

Муж Жаклин оторвался от бокала с коньяком:

- Да, да, дорогая, все, что хочешь!

- Правда, он прелесть? - умилилась Жаклин, - Все, что ни скажу, - на все один ответ: "Да, да, дорогая!" А что ему отвечать, когда он нищий поляк, а все деньги у меня? Да нет, не волнуйтесь, польский, конечно, походит на русский, но Яцек не понимает ни слова, потому что он идиот. - И она громко засмеялась.

Тут только я поняла, что Жаклин совершенно пьяна. Яцек подошел к ней.

- Пойдем, дорогая, нам пора выпить по чашечке крепкого и сладкого кофе.

- Да, - неожиданно покорно закивала Жаклин, - кофе - это прекрасно.

За окнами совершенно стемнело, слуга зажег торшеры. Мягкий полумрак смягчил краски, сделал лица присутствующих моложе. Легкий хмель кружил мне голову - вкусный джин, прекрасное вино... Все вокруг показались мне необыкновенно приятными людьми, слегка резкими на язык, но милыми и приветливыми. Стены библиотеки уютно поблескивали корешками книг. Аркадий, Оля и Маша разглядывали альбом Босха, Наташка и Жаклин щебетали о чем-то на диване. Яцек угощал Аллана сигаретой. Андре тихо вязала в кресле. Андре!.. Андре подняла глаза от вязания и с нескрываемой ненавистью и злобой поглядела на Жана, Взгляд этот, явно не предназначенный для посторонних, поразил меня какой-то детской яростью. В мирной комнате повеяло грозой. Мимо моего лица большой черной птицей пролетела ненависть. Если бы взглядом можно было убивать, Жан свалился бы замертво около бара с коньяками. Увидев, что я смотрю на нее, Андре моментально улыбнулась.

- Ненавижу запах коньяка. Каждый раз, когда Жан открывает этот бар, готова всех убить. Правда, смешно?

Я засмеялась вместе с ней. Засмеялась, но не поверила ей ни на минуту. Коньяк нельзя ненавидеть, как человека. А взгляд Андре был более чем красноречив. И зачем только она стала оправдываться?

Чудесный вечер полностью потерял для меня свое очарование.

На следующее утро меня разбудила Наташка.

- Хватит дрыхнуть, - сказала она и раздвинула занавески. - Ты чего, спать сюда приехала?

Я зажмурилась от яркого солнца и потянулась к джинсам.

- Ну уж нет! - воскликнула Наташка. - Хватит лохмотьев, давай, сделай мне приятное. Надень. что-нибудь поприличнее. Вот хотя бы это. - И она вытащила из необъятного шкафа легкое голубое платье в белую полоску и белые туфли. Я оделась, и мы спустились в столовую. Там царила пустота. На столе был накрыт кофе с круассанами.

- А где все? - поинтересовалась я.

- Ты бы еще больше почивала, - засмеялась Наташка. - Проглядела детей, так тебе и надо. Пока ты дрыхла без задних ног, дети-то уехали!

- Куда уехали?

- Аркадия с Олей забрала Жаклин, она же прихватила с собой и двух твоих котят. Говорит, что это лучший подарок для ее матери - котята из России. А Машка с Жаном отправились на экскурсию в Париж - сначала "Самаритэн", потом "Галери Ла-файет". Поедят они в городе, а мы с тобой прямо сейчас - по музеям. С чего начнем: Лувр, Дворец Инвалидов?

- Подожди, подожди, - попробовала я охладить Наташкин пыл. - Может, поедем туда же, куда и Маша с Жаном. Что там выставлено?

- Шмотки, - захохотала Наташка, - там выставлены шмотки! Ты что, в своем институте совсем одичала? Это же крупнейшие парижские универмаги. Жан повел Машку делать покупки.

Мне стала неудобно.

- Они и так уже накупили целую комнату вещей. Чтобы все это увезти, потребуется грузовой самолет.

- Ничего, ничего, - успокоила Наташка, - пусть покупает, а насчет отъезда мы еще подумаем: кто, куда и когда поедет. Знаешь, Машка напоминает Жану его сестру.

- У Жана есть сестра? - спросила я.

- Была. Нужно тебе все равно рассказать, но только по дороге, хватит тратить время на кофе.

Мы прошли сквозь большой холл и вышли во двор. На ступеньках дома лежали страшные собаки Жана. Из-за их спин вылезла кошка, а за ней... моя Клеопатра. Единственный оставшийся котенок самозабвенно играл с хвостом питбуля.

- Эти идиоты обожают кошек, - расхохоталась Наташка. - Их купили для охраны, но они оказались совершенно ни на что не годными. Зубы используют только для еды, лижутся со всеми. Да и как им быть другими? Слуги вечно суют им в пасть сдобное печенье. Софи поит их кофе со сгущенкой. Даже почтальон приносит халву. И вот результат! А кошки, мышки, птички - просто любимые друзья! Самый смех был, когда Яцек привез своего попугая. Он их заклевал, и мои грозные охранники боялись выйти из кухни.

Продолжая рассказывать, Наташка распахнула дверь гаража, и я увидела три машины.

- Вот это моя, - ткнула Наташка пальцем в "Ситроен". - Простовата, конечно, но чего выпендриваться? Французы, знаешь, не любят тех, кто высовывается. Предпочитают скромность. Платье попроще, совсем не красятся... Здесь быть богатой вроде как бы вульгарно.

С этими словами мы сели в машину.

- Пристегнись обязательно, тут тебе не Москва. Могут содрать штраф, даже если, не пристегнувщись, простo сидишь в машине с включенным двигателем.

Мы выехали на автостраду. Наташка подняла окно и вдавила педаль газа.

- Может, не надо так быстро? - робко попросила я.

- А разве это быстро? - удивился мой шофер, входя в поворот на третьей скорости. - Мы же еле ползем! Ну слушай. Теперь о Жане. Конечно, об этой истории известно всем, но вслух мы никогда о ней не говорим. Отец Жана англичанин, а мать француженка. Оба состоятельные люди и после брака объединили свои состояния. Эдуард коллекционировал картины, а Сьюзен - старинные куклы. У них родилось двое детей: Жан и Элизабет. Дочь Лиза была младше на два года. Как-то раз в Лондоне предполагалась большая выставка кукол, и Сьюзен повезла туда свою коллекцию. У них был небольшой самолет, Эдуард пилотировал сам. И вот уже в момент отлета Жану стало плохо: тошнота, рвота... Срочно вызвали врача, тот определил отравление. И Жана отправили домой. А его отец, мать и сестра полетели в Лондон. Но туда они не прилетели. Исчезли, скорее всего упали в Ла Манш. История эта произошла шесть лет назад и наделала много шума. Коллекция кукол Сьюзен была застрахована на очень крупную сумму, и страховая компания не хотела платить, пока им не предъявят точные доказательства гибели коллекции. В общем, Целое дело. Жану тогда было семнадцать лет, его сестре пятнадцать. От тоски он женился в восемнадцать лет на Катрин. Но что-то там у них не заладилось, и уже через год они разошлись. Катрин быстро снова вышла замуж и теперь живет в Америке. А Жан и я встретились на дне рождения у Бернара, друга Гаспара. Помнишь Гаспара, моего первого мужа?

Комментариев (0)