Настя Середа - Забавы ради

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Настя Середа - Забавы ради, Настя Середа . Жанр: Иронический детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Настя Середа - Забавы ради
Название: Забавы ради
Издательство: -
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 6 февраль 2019
Количество просмотров: 89
Читать онлайн

Забавы ради читать книгу онлайн

Забавы ради - читать бесплатно онлайн , автор Настя Середа

Забавы ради

Впервые за сорок семь лет своей жизни доктор психологических наук В. Э. Шатаев не на шутку растерялся: что означают последние, довольно странные события? Кому-то вдруг понадобилось срочно убрать его с дороги, или это с опозданием пришедшая паранойя? Каждый психолог рано или поздно сам сходит с ума. Ни один из вариантов ему не нравится, но тут приходится мириться еще с одним обстоятельством: пропадает связь со старшим сыном, служащим по контракту в ВДВ. Однако у частного детектива М. Л. Дюжинного, корпеющего над разгадкой тайны исчезновения толпы малоимущей бесперспективной молодежи, своя версия насчет всей этой чертовщины.

Детектив с философией.


Глава 1


Стук каблуков по бетонному полу, а может, эхо от щелчков строительного степлера. Какое-то гудение, а может свист, а может, чья-то неумелая распевка. Запах хлорки и каких-то лекарств, изредка перебиваемый ароматами, присущими кафе или ресторану...

Я почти ничего не понимал. И не помню, что было до этого. Четыре бледных стены, четыре одинаковых койки и трое, с кем я делил сие малоприятное помещение - первое, что я запомнил. В тот момент я вдруг поймал себя на том, что не понимаю происходящего и не помню вчерашнего дня. И вот тогда я впервые задался множеством вопросов, первый и главный из которых - кто я и откуда появился? Как здесь оказался, и где "здесь"? Где я нахожусь? Какова природа того, что меня окружает, и почему некоторые звуки и запахи не имеют видимого источника? Я ощущал два разных вкуса: один горячий и горький, но все же приятный, второй холодный и сладкий. Задумываться, откуда они взялись, не стал, просто ими наслаждался.

Трое моих соседей вели себя относительно спокойно, только двое из них время от времени о чем-то перешептывались. Я не мог расслышать и понять, о чем они шепчутся, однако подозревал, что обо мне. Но вдруг третий, до того момента соблюдавший абсолютную тишину, подскочил с кровати и забегал из стороны в сторону.

-- Где моя священная одежда? За мной наконец приехали! Срочно позовите Ксюшу, она должна это видеть! -- и он полез под кровать, видимо, решил продолжить свои поиски там.

-- Угомонись, что ли, -- подал голос другой, -- я всё понимаю - весна, период обострений, но имей же мало-мальскую совесть.

Я молча наблюдал за происходящим, и кое-что даже понемногу осмысливал, насколько хватало моих скромных возможностей. Иногда смотрел в потолок и думал, а почему там только лампы, а все остальное внизу? А иногда поглядывал в окно, за которым качалась берёза, ездили машины и пели птицы, и сам собой возникал вопрос: "а почему я здесь, а не там? ведь там наверняка лучше". А потом захотелось улечься поудобнее, закрыть глаза и ни о чём не думать. Так я и поступил.


***


Вячеслав Эдуардович Шатаев нарочно пришёл сегодня в тот ресторан, где последнее время был завсегдатаем. С точки зрения здравого смысла, поступок был настоящим безрассудством. Но если учесть, что совершает его человек, четверть века посвятивший изучению человеческой психологии, то можно с уверенностью сказать - он знает, что делает. Это как по раскалённым углям ходить или на гвоздях спать - нельзя, но для йогов существует исключение. Главное, не думать о том, о чём думал все время, будучи Шатаевым. Иначе всё: грим, измененный до неузнаваемости голос и совершенно другой имидж - пойдет насмарку. Люди не настолько слепые и глухие, какими привыкли друг друга считать, и кто о чём думает - всем всё прекрасно слышно. Даже в кромешной тьме можно распознать присутствие человека, если он будет сидеть тихо и неподвижно, но громко о чём-нибудь думать. И средь бела дня можно не заметить человека у себя перед носом, если он умудрится отключить внутренний диалог. Однако, легко сказать - не думать. Что, если мысль сама лезет в голову, не спрашивая твоего согласия? Но Шатаев оказался одним из немногих, кто научился управлять потоком своих мыслей.

Сегодня он приехал не в то время, в какое появлялся здесь обычно, на автомобиле, которым никогда раньше не управлял; сел на место, не принадлежащее никому из завсегдатаев и заказал меню, резко отличающееся от привычного. Целью визита было - послушать, о чём будут говорить завсегдатаи. Что именно можно здесь услышать, Шатаев представлял себе весьма смутно. Но в их кругу он занимал не последнее место, и факт его внезапного исчезновения может оказаться сегодня пусть не главным, но предметом обсуждений. Официальная версия состояла в том, что на фоне последних событий Шатаев заподозрил у себя начальную стадию мании преследования и отправился провериться. Ну и при необходимости, пролечиться. Для простого смертного это объяснение сойдёт, хоть и породит множество слухов. По самым плохо администрируемым закоулкам интернета уже разошелся вредный слушок, якобы Шатаева обманным путем нашпиговали разными препаратами и держат в стационаре. Новость по нескольку раз в день дополняется, редактируется и опровергается. Но вся эта лапша не сойдёт для научного коллектива, к коему Вячеслав Эдуардович принадлежит. Объявить себя параноиком и загреметь в психушку незадолго до защиты второй докторской диссертации означает нанести значительный ущерб карьере. Те, кому известно о существовании этой самой диссертации, и кто хорошо знает Шатаева, ни за что в эту утку не поверят. Да и общеизвестный факт, что настоящий сумасшедший крайне редко беспокоится о своем психическом здоровье, припомнят.

За соседним столиком сидел его главный конкурент - необихевиорист Владимир Николаевич Колпаков, и беседовал с молодой симпатичной журналисткой. Впрочем, слово "конкурент" здесь если и уместно, то не в привычном смысле. Оба занимаются как наукой, так и практической деятельностью - работой с клиентами, но методика у каждого своя, да и клиентов больше, чем достаточно, благо и тот и другой признаны давно, и в очереди к ним присутствуют не только русские, но и европейцы.

Однако, разница методик как раз и порождает между коллегами соперничество. Каждому хочется считать, что его подход правильнее.

Журналистка выглядела совсем неопытной, а может, нарочно старалась выглядеть таковой; и, похоже, была не вполне искренней. Шатаев был почти уверен: ей интересно всё,что угодно, только не то, о чём она спрашивает. Ведь, задавая вопрос, не только запрашиваешь информацию, но и взамен предоставляешь другую - например, о том, что тебя интересует именно эта тема. Стало быть, врать можно не только отвечая на вопрос, но и задавая его. Судя по всему, репортерша пыталась окольными путями подобраться к теме гипноза и выведать, чего достигла наука в данной области за последнее время. Что ж, губа не дура, статья на такую тему значительно повысит читаемость газеты. Только раздобыть такой материал дьявольски трудно, если вообще возможно. Задавая такие вопросы прямо, никогда нормального ответа не услышишь, кроме порции лапши, годной разве что для дешёвой прессы, и насмешку вдогонку.

-- Методик великое множество. Названия некоторых из них вам наверняка ни о чём не скажут... -- петлял специалист.

-- Я имею ввиду, по сравнению с аналогичными, похожими...

Колпаков отвечал нехотя, но не подавал виду. Шатаев его прекрасно понимал. Общение с журналистами радовало специалистов в начале трудового пути, когда известности хотелось больше, чем её было, ну и возможность покрасоваться была не лишней. Со временем это мероприятие превратилось в крайне нежелательную, но неизбежную потерю времени. Неизбежную, потому что если не дать интервью, то оно будет взято самостоятельно, только источник будет выбран спонтанно - слухи, собственные домыслы, чужие статьи, уже ставшие оберткой для сезоной обуви или топливом в деревенских домах... Со временем у коллег появилась мудрость понять, что интервью - это обмен информацией, а не одностороннее её течение, поскольку взамен есть возможность узнать, что сегодня интересует широкую общественность. Но отношение к сему процессу как к чему-то рутинному осталось по привычке.

-- Вот именно этих "аналогичных" как раз и великое множество. Эта тема достаточно широкая. Не секрет, что находясь в бессознательном состоянии, человек продолжает воспринимать звуки и прочие ощущения, но в основном звуки. Вот только обрабатывает и подшивает в память он их в таком состоянии весьма своеобразно - без участия мыслительного аппарата, который отличает все ото всего. Это свойственно разуму, во всем видеть различия, понимаете? А без его участия человеку становится всё равно, в прямом смысле слова. Без сознания человек продолжает воспринимать информацию, но не видит различия между красным и зеленым, между тремя и пятнадцатью, между песком и колокольным звоном. Все величины и понятия для него становятся равны, и в следующий раз, увидев обстановку, подобную той, что "запомнилась" в период бессознательного состояния, будешь неосознанно выполнять команды, которые слышал тогда. Такие моменты бессознательности имеют самые разные последствия. И их можно использовать как во благо человека, так и во вред. Введи человека в такое состояние - после чего можешь внушить ему любую чушь, которую он не поймет, но следовать ей будет беспрекословно... -- Колпаков вешал на уши журналистке кудрявую лапшу, но, следует заметить, не старался извлечь из этого выгоду. А мог бы. Вполне мог бы выставить труды Шатаева как шарлатанство и псевдонауку, пусть даже не ссылаясь на него самого, но приведя пару-тройку аргументов, которые несведущая журналистка скушала бы на ура, а читатели будущей статьи - и подавно. Мог поступить еще грубее: сморозить какую-нибудь глупость и сослаться на Шатаева как на первоисточник. Мог, в конце концов, просто отделаться от собеседницы, сказав: вы знаете, с этими вопросами лучше к Шатаеву, он как раз работает над научным трудом на данную тему. Тут же последовал бы вопрос о том, где этого самого Шатаева найти, и черт его знает, куда бы зашел разговор. Вместо этого Колпаков просто лил словесную воду, конспектом которой был бы чистый лист бумаги, то и дело свысока поглядывая на журналистку, а на лбу у него тем временем было написано: "Ничего-то ты не понимаешь, да оно тебе и ни к чему. Не женское это дело - в серьезных вещах разбираться". В промежутках не забывал и привирать - ни к чему публиковать в открытом доступе то, чего наука достигла годами кропотливого труда. Информация стоит огромных денег. Хочешь бесплатно - на, держи, но тогда ни слова о качестве. Журналистка делала вид, будто слушает с упоением, но видно было, что нервничает. Разговор явно повернул не в ту сторону, которая её действительно интересует, и ей не терпелось скорее задать следующий вопрос, который бы направил беседу в нужное русло. Колпаков всё прекрасно видел и словно издевался - добросовестно отвечал на поставленные вопросы и ни шагу не делал в сторону.

Комментариев (0)
×