Оксана Обухова - Танцуют все

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Оксана Обухова - Танцуют все, Оксана Обухова . Жанр: Иронический детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Оксана Обухова - Танцуют все
Название: Танцуют все
Издательство: -
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 7 февраль 2019
Количество просмотров: 254
Читать онлайн

Танцуют все читать книгу онлайн

Танцуют все - читать бесплатно онлайн , автор Оксана Обухова

Моей подруге везде было тесно. Она любила маргинальные кабачки со странной публикой; московские тусовки, где непонятно кто-с-кем-откуда-взялся; гремящие кислотные дискотеки и иногда слезы над случайно подвернувшимся дамским романом в мягкой обложке.

Власти Алиса не признавала — ни духовной, ни политической, ни экономической. Если бы не страх перед болью и эстетические принципы, сделала бы на груди татуировку — «Анархия — Мать Порядка». Над ее кроватью висел портрет Прудона, на полке стоял его труд «Что есть собственность?». Основная теза данного произведения — любая крупная собственность является воровством; и акцию по изъятию «дипломата» Алиска, вполне возможно, наречет «экспроприацией».

Деньги Фомина презирала. «Нельзя принадлежать бумаге и болезням». Подруга могла остановить такси и, «не замечая» станции метро в трех шагах, доехать до дому на последнюю сотню.

— Надежда, выходи. У меня мало времени. Надо поговорить, — голос из-за двери звучал сухо и деловито, я подчинилась и вышла в коридор.

Алиса в моем халате стояла перед зеркалом прихожей и вытирала полотенцем волосы.

— Сегодня уезжаю в Питер, — доложила подруга и включила фен.

— Зачем? — сквозь гудение прибора спросила я.

— Возьму Кира, и поедем в Амстердам, — спокойно объяснила Алиска.

Кир, или Кирилл Поздняков, — первая любовь Фоминой. Талантливый художник, наркоман и сумасшедший. Из-за него Алиска уехала из Петербурга в Москву, в яростном исступлении поступила в Бауманку и три года, стиснув зубы, ждет, когда позовут обратно.

Кир писал жуткие, притягательные картины. Маслом детально выписывал свои кошмары и звать Алиску назад не торопился.

Фомина моталась в Санкт-Петербург каждую свободную минуту, напоминала любимому о своем существовании, но того интересовали лишь фламандцы, марихуана и собственная гениальность.

Жить в Амстердаме — голубая наркотическая мечта художника Позднякова. Алиса, презирающая деньги, подарит ему мечту.

Красиво.

— Ты хорошо подумала? — крикнула я в ухо Фоминой.

Она кивнула, перекинула волосы на лицо и принялась сушить затылок.

Я вернулась в нашу комнату. Следы поспешных сборов, раскиданные трусы и носки, брошенная косметика, из которой Алиса выбрала самую необходимую, и стопка долларов на моей кровати, пять пачек.

— Это тебе, — входя, пояснила подруга.

Я молча засунула деньги в ее сумку, села на стул у компьютерного столика и сказала:

— Ты должна вернуть деньги владельцу.

— Его нет, — кратко ответила Фомина и сосредоточенно наморщила лоб. — Ты не знаешь, где мой заграничный паспорт?

— Знаю. Алиса, почему ты говоришь, что владельца нет? До этого ты утверждала, что нашла «дипломат» в дамском туалете…

— Я наврала, — невозмутимо произнесла подруга, натягивая носки.

Я схватила ее за руку и рывком заставила остановиться:

— Хватит! Перестань одеваться! Говори.

— Не ори, — осадила Алиса. — Я и так хотела все рассказать.

В свободное от учебы и работы (мы обе подвизались официантками в казино) время Алиса шлялась по занюханным кабакам. Возможно, обстановка бардака напоминала ей студию любимого Кира, возможно, в Питере они с друзьями собирались в таких местах, не знаю, в чем дело, но из всех точек общепита столицы Фомина выбирала самые подозрительные.


Чаще всего она сидела в «Яме» — полуподвальном баре с двумя рядами столиков: правый ряд от стойки — у стены с окнами, выходящими на тротуар; левый — «кабинеты». Высокие диванчики в форме подковы со столиками, прикрытыми клетчатыми скатертями и стоящими на них вазочками с искусственными цветами.

Сегодня Алиса пришла в кабак раньше обычного. Никого из знакомых в «Яме» не было, и, взяв бокал пива, Фомина села в дальнем от двери кабинете.

Минут через десять в подвал забежал высокий, прилично одетый брюнет. Спросив что-то у бармена, он дернулся было к выходу, но, передумав, медленно побрел по залу.

Фомина тут же приняла живописную позу и сделала на брюнета стойку.

Ничего не заказывая, парень прошел сквозь длинное помещение и сел за столик Алисы, не выпуская из рук черного кожаного кейса. Странно съежившись, он вперил в соседку испуганный взгляд. Потом, ни слова не говоря, опустил кейс на пол, пододвинул «дипломат» ногой под Алису, и, не отрывая потерянных глаз, не разгибая спины, буквально переполз в соседний кабинет.

И только он успел застыть на диване «подковы», в бар зашла пара крепких мрачных мужиков. Не обращая внимания на немногочисленных посетителей, парочка дотопала до брюнета, и один из них склонился, полуобнимая, над несчастным парнем.

Из-за высоких спинок дивана Алиса не разглядела, каким именно образом мужчины заставили бедолагу подняться и выйти с ними, но Фомина голову давала на отсечение, к боку брюнета, прикрытый полой пиджака, был прижат пистолет.

Шатаясь, брюнет двинулся на выход.

Алиса пяткой задвинула «дипломат» поглубже к стене и расправила над ним складки платья-балахона. Фомина обожала длинную бесформенную одежду, этакие рубища, вериги, завешанные бусами, амулетами, странными кулонами. Ее запястья до локтя покрывали мулечки, фенечки и бисерные браслеты. Иногда Алиса вставляла в нос кольцо. Здесь ее вид указывал на безобидную сдвинутую богему.

Спустя несколько секунд после выхода троицы улицы раздались четыре выстрела, крики, топот у окон, выходящих на тротуар, взвизгнули шины, и в кабак забежал Алискин знакомец Капа.

— Серега, звони ментам! — крикнул Капа. — Там мужика замочили…

Бармен Серега и без того уже судорожно набирал номер соседнего отделения милиции.

Посетители трусливо сидели по своим местам, придавленные звуками пистолетных выстрелов и тяготами столичной жизни.

Капа залпом выпил стакан чужого пива и, трясясь от возбуждения, принялся докладывать:

— Иду. Смотрю. Двое ведут третьего. А он, ка-ак дернется! Как выхватит ствол! И давай палить. Одного ранил, другой ему в спину две маслины…

— Насмерть? — спокойно спросил бармен.

— Иди проверь, — буркнул тот.

— А те где?

— Уехали. Сразу.

— Номер машины запомнил?

— Я чо, дурак?! — очень искренне возмутился.

Внимание кабака было приковано к нервному Капе, Алиса невозмутимо достала из-под дивана «дипломат», засунула его под балахон и, обойдя кучку ошалевших мужчин, вышла.

В нескольких метрах от спуска в «Яму», раскинув руки, на спине лежал брюнет. Пиджака на нем не было. Тонкие белые руки беззащитно торчали из коротких рукавов бежевой сорочки. Невдалеке от тела какая-то машина оставила на асфальте злые черные росчерки шин. Меж этих темных полосок валялся яркий прямоугольник авиабилета с надписью «Люфтганза». Алисе очень хотелось поднять авиабилет, но за ее спиной из «Ямы» раздались голоса — мужики смело спешили поглазеть на происшествие.

Когда она завернула за угол дома, в переулке замяукали милицейские сирены.

— Тебя найдут, — уверенно произнесла я.

— Интересно, как?

Золотым правилом моей бесшабашной подруги было — никогда, никому не оставлять свои координаты. Ее мир, не смешиваясь, четко делился на институт, работу и развлечения. В кабаках она была Алисой, Фомой, девушкой из профтехучилища. Называть Бауманку училищем было принято. Забавно и интригующе.

— Мужика с зонтом помнишь? — бросила я.

Алиса задумалась. Полгода назад в «Яму» с кем-то из завсегдатаев явился солидный дядька. Фоминой новичок понравился, и она решила подцепить его «на зонт». Дело было поздней мокрой осенью, Алиска выпросила у дядьки зонт добежать до метро и оставила взамен номер домашнего телефона нашей Ванны (в то время у Фоминой внезапно закончились деньги, и сотовый ей отключили).

Владелец зонта позвонил на следующий день, Алиса пару раз сбегала на свидания, потом обозвала его старым козлом и благополучно забыла.

— Это было давно, — уныло сказала подруга.

— За пол-«лимона» заставят вспомнить.

— Кого?! Капа меня даже не заметил!

— А бармен?

Возразить было трудно, и подруга успокоила себя следующим:

— Делать Сереге нечего, как только за моими ухажерами следить…

— Деньги надо вернуть.

— Кому?! Парня убили!

— Отнеси в милицию…

— Ха-ха-ха, браво, — Алиса похлопала в ладоши и достала из своей сумочки пять пачек долларов. — Бери.

От денег я отстранилась, как от банки с анализами зачумленного.

— Спасибо. Я еще жить хочу. Лучше скажи, почему с тела брюнета сняли пиджак? Что ты об этом думаешь?

Фомина вздохнула, опять дотянулась до сумки и, покопавшись в косметичке, вынула маленькую видеокассету.

— Думаю, из-за этого. Кассета лежала вместе с долларами в кейсе. Шарить по карманам трупа мужикам некогда было, они просто содрали пиджак… видимо, тогда и авиабилет вывалился.

Комментариев (0)
×