Кирилл Еськов - Америkа (reload game)

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Кирилл Еськов - Америkа (reload game), Кирилл Еськов . Жанр: Альтернативная история. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Кирилл Еськов - Америkа (reload game)
Название: Америkа (reload game)
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 12 декабрь 2018
Количество просмотров: 256
Читать онлайн

Америkа (reload game) читать книгу онлайн

Америkа (reload game) - читать бесплатно онлайн , автор Кирилл Еськов

– Получил. Они нарочито расплывчаты и оставляют за мной некоторую свободу маневра – ну и всю ответственность, само собой. Мои симпатии на вашей стороне – верьте слову, капитан! – но как снять петлю с вашей шеи, я пока решительно не представляю.

– Благодарю вас, господин адмирал. А можете ли вы просто-напросто потянуть время?

– Сколько?

– Сутки. Двое. Сколько получится.

– Сутки – смогу, двое – постараюсь, дольше – сомневаюсь... Вы надеетесь за это время подготовить побег? – и адмирал понимающе кивнул в сторону теряющегося уже в расплывчатой акварели сумерек берега Луизианы.

– Да нет, какой, к черту, побег! У нас дюжина нетранспортабельных раненых, а бросить их здесь, в нынешних обстоятельствах, никак невозможно.

– На что же вы надеетесь?

– Нас вытащат, – просто ответил Елатомцев.

– Каким это образом?!

– Пока не знаю, – пожал плечами кавторанг, – да и не моя это забота: у нас есть кому об этом подумать и помимо меня, простого флотского служаки. Я знаю одно, господин адмирал: никогда еще такого не бывало, чтоб Калифорния сдала своих – на том и стоим!

– Ну-ну… желаю удачи, конечно… – без особого воодушевления отозвался Пайк. – В общем – двое суток, считайте, за мной.


Петербург, Министерство иностранных дел, 18 октября 1861.

– Ну, что там – встречный ультиматум с Фонтанки? – министр хмуро поднял глаза на своего советника для особых поручений, негласно курирующего Русскую Америку (что в сферу ответственности МИДа, разумеется, категорически не входило).

– К сожалению, нет, – не менее хмуро отвечал тот.

– «К сожалению»? В каком смысле?..

– Ультиматум подразумевает некое требование, которое, в принципе, может быть выполнено – а те просто ставят нас в известность, как оно будет дальше; даже, собственно, и не нас, а – «компаньеро Императора». Разница тут – примерно как между семейным скандалом с битьем посуды и негромким: «Дорогой, нам надо расстаться»… Я полагаю, ваше высокопревосходительство, что мне следует подать в отставку.

– Это еще что за новости, Петр Андреевич?

– А что проку в моей деятельности, если ни одна моя рекомендация за последние полгода не была принята к исполнению?.. Я ведь талдычил все эти дни, ваше высокопревосходительство: Россия обязана вступиться за моряков «Кашалота» – уж русские они там или русскоязычные, какая разница? И не думаю, кстати, чтоб это наше «The cat did it»[68] добавило нам уважения со стороны Америки – отношениями с которой вы столь озабочены… Ведь всего и дела-то там было – дописать по-быстрому в тот документ об Андреевском флаге уточняющую формулировку о порядке его вступления в силу, чтоб убрать ту дурацкую коллизию с часовыми поясами...

– Хорошо вам давать советы, Петр Андреевич, с вашего-то уровня ответственности… Вы хоть понимаете, с какой потерей лица сопряжено внесение такого рода «уточняющих формулировок» в международные документы?

– Отлично понимаю, ваше высокопревосходительство. А вот понимает ли кто, что мы сейчас выбираем – между «потерей лица» и потерей Русской Америки?

– Неужто там и вправду всё так плохо?

– Или еще хуже.

– Еще хуже – это как?

– Ну, возможно, мы ее уже потеряли.

– Гм… – министр знал, что его советник, будучи рекрутирован из университетской среды, невоздержан на язык и имеет неустранимые проблемы по части чинопочитания, но слов на ветер не бросает и к паникерству никак не склонен.

– И кстати: последнюю соломинку на ту хрустнувшую таки верблюжью спину, может статься, возложили как раз вы, ваше высокопревосходительство, – собственноручно.

– А это, позвольте полюбопытствовать – как?

– Отказавшись нынче лично принять их Представителя и перевалив эту «рутину», как вы изволили тогда выразиться, на меня. Да-да, мне прекрасно известны все ваши резоны: «Ведь это будет выглядеть со стороны, как прием чужеземного посла по его просьбе!» Но почему, черт побери, нас в первую голову заботит – «как это будет выглядеть», а уж только потом – «чем это обернется в реальности»?

– Ладно, господин советник, – раздраженно наморщился министр (ибо и сам мыслил примерно так же), – хватит уже эмоций, давайте к делу – по порядку.

– Слушаюсь, ваше высокопревосходительство. Его степенство Представитель все эти дни бился как рыба об лед здешних высших сфер, убеждая нас хоть как-то поучаствовать в судьбе тех пленных калифорнийцев: поднял все свои контакты в военном ведомстве и в Третьем отделении – и официальные, и теневые, – снизошел даже до Министерства колоний, которое обычно обходит стороной как чумной барак – безо всякого результата. Дважды пытался добиться аудиенции у Императора, но тот опять его не принял. Вы для него были последней надеждой, ваше высокопревосходительство: единственный человек в Российском руководстве, открыто противившийся политике «Нам нужны не великие Америки, а великая Россия». И когда вместо «лица, принимающего решения» на встречу является какой-то письмоводитель третьего разбора, – он просто понял, что в Метрополии надеяться не на что и не на кого…

– Есть ли у вас факты, господин советник? Помимо всех этих весьма… гм… эмоциональных домыслов?

– К сожалению, есть. Его степенство трижды за эти дни связывался по телеграфу с Лондонским представительством Компании – а у тех имеется прямой выход на трансатлантический телеграф. Телеобмен был очень кратким – по дюжине примерно знаков в каждую из сторон. Криптографы Третьего отделения и Топографической службы – равно как их британские и американские коллеги – сейчас наверняка бьются над расшифровкой, но я готов поставить свое месячное жалованье, что там не обнаружится ничего, кроме пары-тройки кодовых слов, вполне невинных на сторонний взгляд. Иными словами, Представитель загодя имел уже вполне развернутые инструкции Петрограда на разные сценарии событий, в соответствии с этими самыми кодовыми словами…

– Логично. И – что?

– А то, что на встречу с вами Представитель пришел, явно имея два заготовленных загодя варианта действий – в зависимости от уровня собеседника. Обнаружив же перед собой меня – ничего не решающего мелкого стирочника, – он вполне демонстративно отложил в сторону папку с какими-то документами и извлек из-за обшлага листок бумаги: записка, адресованная вам – для дальнейшей передачи Его Величеству: «Если его высокопревосходительство найдет нужным – пусть передаст это адресату; не найдет – пускай выбросит; на свое усмотрение». Засим – отбыл, сославшись на нездоровье: «Пойду-ка я прилягу, сынок: сердце что-то жмет, притомился, на восьмом-то десятке, ваши российские пороги обивать!..»

– Довольно оскорбительно по форме, вы не находите, советник?

– По форме?! Вы лучше ознакомьтесь с содержанием!

Текст «меморандума», состоящего всего из нескольких строк, не имел официальных реквизитов и был даже не на бланке Представительства:

«Досточтимый компаньеро Император!

Мы, калифорнийцы, отлично понимаем, что мысли Вашего Величества всецело поглощены благоденствием народа России и процветанием Российского государства. Мы осведомлены о том, что Вам “нужны не великие Америки, а великая Россия”, и всегда относились с пониманием к такому положению вещей. Именно по этой причине мы – встречно – надеемся и на понимание Вами мотивов наших дальнейших действий.

Как сказано в одной хорошей книге: “Стая сильна лишь волком – волк лишь стаей силен”. Волк должен быть уверен, что попади он в беду – Стая сделает для его спасения всё, а обязательства Стаи перед собственными членами приоритетней любых ее обязательств перед другими Стаями. Вот это как раз и делает Волков – Свободным Народом.

Калифорнию часто называют “маленькой страной на огромной территории”. Да, это так: мы – “большая деревня”, где “каждый знаком с каждым через второе рукопожатие”. Оттого-то мы и никогда не сдаем своих: по-иному нам тут просто не выжить, Ваше Величество. И сейчас ради спасения наших моряков с “Кашалота” мы готовы пойти на всё. Именно так: НА ВСЁ.

В случае чего – не поминайте лихом, Ваше Величество!

С уважением,

Полномочный представитель Конференции двенадцати негоциантов в России».

Число и подпись были проставлены позже основного текста, чернилами другого цвета.

Министр медленно провел рукою по лицу. Бог ты мой, надо быть сумасшедшим, чтобы показать такое Его Величеству! А – как не покажешь?..

«Мы, калифорнийцы» – это же ясный парафраз к «Мы, народ Соединенных Штатов»…


Устье Миссисипи близ Нового Орлеана, фрегат Королевского флота «Инвинсибл», 19 октября 1861.

– Поздравляю вас, капитан! – улыбка Пайка была хмурой, но, похоже, искренней. – Я, между прочим, проиграл пари своему второму лейтенанту Джилингу, золотую гинею: он ставил на то, что ваши исхитрятся-таки вас вытащить, а я в это, признаться, не верил… Лейтенант сражался против вас у Елизаветинска, потом провел некоторое время в вашем плену и, видать, лучше прочих проникся пониманием калифорнийского духа…

Комментариев (0)
×