Герберт Герберт Уэллс - ВОСХОЖДЕНИЕ МАМОЧКИ НА ПИК СМЕРТИ

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Герберт Герберт Уэллс - ВОСХОЖДЕНИЕ МАМОЧКИ НА ПИК СМЕРТИ, Герберт Герберт Уэллс . Жанр: Боевая фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Герберт Герберт Уэллс - ВОСХОЖДЕНИЕ МАМОЧКИ НА ПИК СМЕРТИ
Название: ВОСХОЖДЕНИЕ МАМОЧКИ НА ПИК СМЕРТИ
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 8 сентябрь 2018
Количество просмотров: 209
Читать онлайн

ВОСХОЖДЕНИЕ МАМОЧКИ НА ПИК СМЕРТИ читать книгу онлайн

ВОСХОЖДЕНИЕ МАМОЧКИ НА ПИК СМЕРТИ - читать бесплатно онлайн , автор Герберт Герберт Уэллс

Моя шутка его обескуражила. Она застряла у него в мозгу, как рыбная   кость   в   горле,   поскольку   он   был   чужд  английскому   юмору. Тогда явился шелудивый и попробовал учинить проверку нашему снаряжению, вопрошая: «Ну а это вы взяли?.. А то?..»

— Во всяком случае, мы не забыли две вещи,— произнес я, беззастенчиво уставившись на его нос,— вуалетку и вазелин.

По сей день помню наше выступление в поход. Примерно в двухстах футах над нами лежало ущелье, а сам отель, с его вывеской и окнами, расположенный на огромном пустом плоскогорье, приближавшем нас на добрую тысячу футов к западному отрогу горного массива, вырисовывался на фоне бугристой в зеленую прожилку скалы, испещренной тут и там пятнами снега и темными полосками рододендронов. Перед нами бежала дорога, извиваясь меж валунов, то вниз, к камушкам, ведшим через горный поток, то вверх, на другую его сторону, к леднику Магенруе, откуда нам предстояло подняться влево на скалы и потом идти через глетчер к уступам на отвесном западном склоне. Был ранний час, солнце еще вставало, и дали вокруг нас прятались в холодной голубизне. Все обитатели гостиницы повылазили из постелей, чтобы присутствовать при этом событии, и теперь стояли молчаливой группой — иные в неприличном дезабилье—и созерцали наш исход. Последние долетевшие до меня слова были:

—  Им придется вернуться!

— Конечно, мы вернемся! — крикнул я.— Можете за нас не беспокоиться!

И мы двинулись в путь, спокойно и неторопливо, через горный поток и дальше, вверх и вверх к снеговым склонам и ледниковым уступам Пика Смерти. Помню, что какое-то время мы шли в полном молчании, а потом вдруг, когда все заискрилось в лучах восходящего солнца, наша речь, словно бы оттаяв, полилась ручьем.

В нашем багаже имелось несколько предметов, которые я не желал выставлять на обозрение моих коллег-альпинистов и потому не стал объяснять, зачем я нанял пятерых носильщиков, хотя поклажи было меньше, чем на троих. Но когда мы подошли к глетчеру, я решил отчасти раскрыть свои карты и извлек на свет божий крепкий веревочный гамак. Мы уложили в него мамочку, хорошенько укутав ее пледом, который закрепили вокруг нее двумя-тремя стежками; затем мы выстроились гуськом и связались канатом: я — предпоследний, спереди и сзади проводники, а в середине мамочка, несомая двумя носильщиками. Я просунул альпеншток в две дыры, проделанные под рюкзаком в плечах куртки, что придало моей фигуре сходство с буквой «т», и теперь, когда я скатывался в ледниковую расселину—а я редко какую из них пропускал,— я застревал в ее пасти и легко выбирался наружу, едва лишь натягивалась веревка. Словом, если не считать нескольких внезапных толчков, весьма позабавивших мою родительницу, все пока шло гладко.

Но вот, уже на том берегу, мы приблизились к горному подъему, брать который надо было с умом. Отсюда нам надлежало карабкаться по уступам, предоставленным в наше распоряжение природой, и тут мамочка оказалась просто находкой. Мы перекинули ее через огромную расселину — из тех, что отделяют скалу от глетчера, не помню, как они по-научному,— распаковали ее, и теперь, стоило нам подойти этак футов на восемь к уступу, на который мы собирались взобраться, как два наши проводника хватали мамочку и забрасывали туда, благо она была не тяжелее перышка, и она потом подавала ногу следом идущему, чтобы тот ухватился за нее и подтянулся наверх. Она уверяла, что мы сейчас выдернем ей ногу, и оба мы до того хохотали, что всей группе приходилось останавливаться и дожидаться, пока мы успокоимся.

В целом это был весьма утомительный отрезок нашего маршрута: потребовалось добрых два часа, чтобы мы добрались до каменных глыб на самом гребне горы.

— Идти вниз будет труднее,— сказал старший проводник.

Я впервые обернулся назад, и, признаться, у меня слегка закружилась голова. Передо мной был ледник, вроде бы совсем небольшой, но между ним    и скалами зиял черный провал.

Какое-то время мы преспокойно поднимались по скалистому хребту безо всяких приключений, если не считать того, что разворчался один из носильщиков: ему в голень угодил камень, оброненный мной.

— Военный инцидент,— пошутил я, но он, очевидно, был иного мнения, и, когда я промахнулся в него вторым камнем, разразился громкими причитаниями, из которых я, не поняв ни слова, уразумел лишь, что он уверен, будто изъясняется по-немецки.

— Он говорит, что ты мог убить его,— пояснила мамочка.

— «Все говорят. Ну что ж, пусть говорят!» — продекламировал я в ответ.

Я предложил ему отдохнуть и подкрепиться, но старший проводник отверг мою идею. Мы и так уже потеряли много времени, заявил он, а спуск по тому склону под лучами солнца грозит снежным обвалом. И вот мы пошли. Когда мы заворачивали на другую сторону горы, я обернулся и глянул на наш отель, походивший отсюда на пятнышко неправильной формы, и показал то ли нос, то ли кукиш тем, кто мог глазеть на нас в подзорную трубу.

И все же мы учинили снежный обвал, каковой извлек громкие молитвы из уст проводника, шедшего в арьергарде, хотя на нас самих упало всего лишь несколько комьев снега. Основная часть лавины рухнула где-то в двух-трех ярдах поодаль. Мы в этот момент стояли на уступе и находились выше нее; до этого и после мы продвигались по ступенькам, которые в ледяном скате вырубал шедший впереди проводник и выравнивали носильщики. Снежный обвал всего больше потрясает сознание своими предвестниками; наверху вдруг подымается страшный грохот, отдающийся жутким гулом в синих глубинах пропастей, когда же снежный пласт начинает двигаться, эффект явно ослабевает — ну, летят себе глыбы почти в человеческий рост, и все.

— Живые? — спросил проводник.

— Даже веселые! — ответил я.

— Надеюсь, здесь не очень опасно, дружок? — осведомилась мамочка.

— Не более, чем на Трафальгар-сквер,— заявил я.— А ну, гоп, мамуля!

И она прыгнула вверх с поразительной ловкостью.

Двигаясь по противоположному склону, мы добрались наконец до площадки, покрытой плотным слежавшимся снегом, где можно было устроить привал и подкрепиться,— и до чего же мы с мамочкой были рады отдыху и пище! Но тут наши отношения с проводниками и носильщиками еще больше осложнились. Они были уже слегка раздражены моими шутками по поводу тех упавших камней и теперь подняли страшный скандал, когда мы вместо обычного коньяка предложили им безалкогольный имбирный напиток. Да вы хоть попробуйте! В рот не возьмем! Какое-то время под облаками, в разреженном горном воздухе, шел странный спор о ценности продуктов питания и преимуществах бутербродов с ореховой пастой. Наши спутники были из числа тех чудаков, которые настойчиво держатся вредоносной пищи. Они требовали мяса, им нужен был алкоголь, никотин. Вы бы, верно, решили, что подобные люди, живущие почти в полном единении с природой, предпочтут всему такие натуральные продукты, как плазмон, протоз, пролбоз, дигестин и прочее. Как бы не так! Они просто жаждали плодов развращенной цивилизации. Когда я заикнулся о пользе ключевой воды, один из носильщиков очень выразительно плюнул в пропасть. С этого момента наш конфликт, стал неразрешимым.

Комментариев (0)
×