Николай Чадович - Особый отдел и тринадцатый опыт

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Николай Чадович - Особый отдел и тринадцатый опыт, Николай Чадович . Жанр: Боевая фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Николай Чадович - Особый отдел и тринадцатый опыт
Название: Особый отдел и тринадцатый опыт
Издательство: Эксмо
ISBN: 5-699-13185-X
Год: 2005
Дата добавления: 7 сентябрь 2018
Количество просмотров: 159
Читать онлайн

Особый отдел и тринадцатый опыт читать книгу онлайн

Особый отдел и тринадцатый опыт - читать бесплатно онлайн , автор Николай Чадович

– Стало быть, заглянуть в искривлённое пространство-время не сподобились? – Полковник Горемыкин улыбнулся, не то сочувственно, не то иронично.

– На это рассчитывать не приходится. – Кондаков шутку начальника не поддержал. – По крайней мере при жизни нашего поколения.

– Фикция всё это, – добавил Ваня, которому хвалиться в общем-то было нечем. – Условный термин. Вроде преисподней.

– Да уж, подкинул нам проблем этот Филиппов. Через сто лет аукнулось. – Горемыкин прошелся по кабинету и попытался вновь включить телевизор, от которого сильно попахивало гарью.

– Дело житейское, – сказал Цимбаларь. – Мы ведь тоже не ангелы. Такого успели наворотить, что внукам и правнукам не расхлебать.

– А ведь если вдуматься, этот Филиппов гений, ничем не уступающий, скажем, Эйнштейну. – Горемыкин остановился возле окна, из которого открывался прекрасный вид на Нагатинскую пойму. – Совершил такое открытие практически на пустом месте. Знать, не оскудела русская земля талантами!

– Эти бы таланты ещё и к полезному делу приложить, – буркнул Ваня.

– Относительно личных качеств Филиппова вы, безусловно, правы, – в разговор вступила Людочка, прежде осторожничавшая. – Но его открытие, можно сказать, было подготовлено всем ходом тогдашней научной мысли. Не следует забывать, что Филиппов защитил диссертацию в Гейдельберге, где его преподавателем был великий Гильберт. Он тесно общался и переписывался с Лоренцем, Пуанкаре, Планком, Минковским, то есть с людьми, находившимися на переднем крае науки, чьи идеи впоследствии легли в фундамент квантовой механики и релятивистской физики. Его постоянным консультантом был Бертло, крупнейший специалист-взрывотехник той эпохи… Жаль, что бумаги Филиппова не сохранились. Часть их пропала ещё в девятьсот третьем году, а остальные, по-видимому, уничтожил Шестопалов, понявший наконец, какого джинна он разбудил.

– Кстати, относительно этого Шестопалова… – Горемыкин облокотился на подоконник, что-то высматривая снаружи. – Как он вышел на след открытия Филиппова?

– Вот тут начинается область домыслов, – продолжала Людочка. – Скорее всего, абсолютно случайно, что в нашей жизни бывает не так уж и редко… Сначала Шестопалов восстановил теоретическую базу, наработанную Филипповым, а потом попытался повторить эксперимент, который сам изобретатель считал неудавшимся. Естественно, делалось это без всякого злого умысла… Как известно, первой целью Филиппова, тогда ещё и не думавшего о террористической деятельности, был Стамбул, столица Османской империи, извечного противника России… Можно представить, какие чувства испытал Шестопалов, узнавший, что в день, назначенный Филипповым, только век спустя, на мирный город обрушится страшное бедствие. Он, несомненно, догадывался, чья тут вина. Когда аналогичная катастрофа, хотя и без человеческих жертв, повторилась в Крыму, иллюзий больше не осталось. Шестопалову помимо своей воли удалось сделать то, над чем безуспешно бился Филиппов: вывести энергию взрыва из гипотетического искривлённого пространства в реальный мир. Забросив все дела, Шестопалов занялся лихорадочными поисками средства, способного предотвратить оставшиеся взрывы. Что стало причиной его душевной болезни: чувство вины, проблемы, связанные с братом-преступником, врождённые психические отклонения или нечто иное – остаётся неизвестным.

– Но ведь лаборатория Филиппова находилась в обычном жилом доме. – Горемыкин ткнул пальцем в карту Санкт-Петербурга, разложенную на столе. – Как же он умудрялся проводить там свои рискованные опыты?

– Энергия экспериментальных взрывов имела ничтожное значение. Их, наверное, можно было выполнять даже в фарфоровой ступке или в обычном жестяном ведре. Свою конечную мощь взрыв набирал уже в искривлённом пространстве-времени. Тут допустимо провести аналогию со снежной лавиной… По крайней мере таковы предположения нашего научного консультанта кандидата физико-математических наук Саблина.

– Того самого Саблина, впоследствии обвинившего вас в своём похищении? – Горемыкин строго глянул на Людочку.

За девушку ответил Кондаков, которому на правах героя позволялось сегодня многое:

– Всё это делалось из благих побуждений и принесло желаемый результат.

Ваня выразился более категорично:

– На алтарь победы порой возлагают даже падаль.

– Этот Саблин в курсе открытия Филиппова? – осведомился Горемыкин.

– Вряд ли. Перед расставанием мы заставили его выпить литр коньяка без закуски, – доверительно сообщил Кондаков. – Это намертво отшибает память.

– А ведь неплохо иметь такое оружие, – задумчиво произнёс Горемыкин. – Здесь взрываешь щепотку тротила, а на другом конце света рушится целая гора.

– К сожалению или к счастью, от открытия Филиппова—Шестопалова не сохранилось никаких материальных следов, – глядя в пол, промолвила Людочка.

– Скажите, о террористической деятельности Филиппова следует рассуждать в предположительной форме?

– Нет, в утвердительной. Я считаю, что его выбор был сознательным… Но этот аспект расследуемого дела лучше всего осветит капитан Цимбаларь.

– Майор Цимбаларь, – поправил её Горемыкин. – Теперь уже майор. Приказ подписан сегодня утром.


– Как и вся тогдашняя интеллигенция, Филиппов придерживался либеральных взглядов, относя все беды России на счёт самодержавия, – так начал свой доклад Цимбаларь, у которого от долгожданного известия на лице не дрогнул ни один мускул. – В журнале, издававшемся на его средства, печатались крупнейшие теоретики марксизма: Плеханов, Аксельрод, Дейч. Под псевдонимом Ильин отметился даже Ленин. Сфера научных интересов Филиппова была, конечно же, хорошо известна его друзьям-революционерам. Упустить такую возможность они просто не могли. Сейчас трудно сказать, какими методами действовали враги самодержавия по отношению к Филиппову, но в конце концов он оказался втянутым в охоту на царя, которая перед первой русской революцией шла особенно интенсивно… Следует учитывать, что партии эсеров сочувствовал даже виднейший учёный-топограф того времени Юлий Шмидт, отец знаменитого исследователя Арктики. Возможно, это именно он вычислял координаты, необходимые для каждого очередного покушения… Первой целью был избран Ливадийский дворец, вернее, находившаяся на его территории Крестовоздвиженская церковь, которую царь всегда посещал перед тем, как отправиться из Крыма в Петербург.

– Но ведь, кроме координат, надо знать и точное время планируемого покушения, – заметил Горемыкин. – А радиосвязи, насколько мне известно, тогда ещё не существовало.

Комментариев (0)
×