Михаил Башкиров - Юность Остапа, или Тернистый путь к двенадцати стульям

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Михаил Башкиров - Юность Остапа, или Тернистый путь к двенадцати стульям, Михаил Башкиров . Жанр: Научная Фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Михаил Башкиров - Юность Остапа, или Тернистый путь к двенадцати стульям
Название: Юность Остапа, или Тернистый путь к двенадцати стульям
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 21 август 2018
Количество просмотров: 34
Читать онлайн

Юность Остапа, или Тернистый путь к двенадцати стульям читать книгу онлайн

Юность Остапа, или Тернистый путь к двенадцати стульям - читать бесплатно онлайн , автор Михаил Башкиров

Башкиров Михаил

Юность Остапа, или Тернистый путь к двенадцати стульям

Михаил Башкиров

Юность Остапа

или

Тернистый путь к двенадцати стульям

(записки Коли Остен-Бакена)

Глава 1

МАТЬ - НЕИЗВЕСТНА. ОТЕЦ - ЯНЫЧАР

" О баядерка!"

О.Б.

Вы спросите - и правильно сделаете - знал ли я лично Остапа-Сулеймана-Берта-Мария Бендера, можно сказать, бея? Еще бы мне, Коле Остен-Бакену, не знать Остапа! Насколько близко? Ближе не бывает...

Только ради всех святых, не припутывайте сюда это богатое слово - гомосексуализм.

Оська Турок, да-да, именно так - и не иначе - наша округа поголовно звала будущего безжалостного потрошителя гамбсовских стульев и подпольных миллионеров.

- Оська! Гад морской! Ты слямзил у тети Мани вставную челюсть ее покойного дедушки?

- Турок! Чтоб тебе сдохнуть под забором в непотребном виде! Надо же додуматься - подбить глазик нашему мальчонке!

Смешно и горько, но мы с будущим Великим комбинатором на одно, простите за вульгарность, очко ходили.

Он, родимый, прямо-таки и встает пред взором моей, смею надеяться, нетленной памяти - покосившийся, густо беленый, в меру щелястый (ох, те пухленькие девочки!) нужник на краю оврага, заросшего густо заносчивой крапивой и раскидистыми лопухами.

Однажды поутру будущий концессионер-банкрот и жертва неумелого покушения Оська Турок с помощью обыкновенной клизмы старательно обработал ведущие на толчак постным маслом, и соседка наша, полуторацентнерная торговка, крикливая и важная как гусыня, Тамара Леопольдовна Коляржик, потерпела катастрофу. Бесславно сгинуть в зловонной малоприятной жиже ей не дали габариты собственного зада, но этим самым дородным тараном она с треском рассыпавшегося гороха высадила все хлипкие доски задней стенки и вопя, как тонущий в Бискайском заливе танкер солидного водоизмещения, исполнила потрясающую серию завораживающих и весьма опасных для здоровья кульбитов, умудрившись даже не сломать свою жирно-складчатую шею.

Но вам-то какое дело до нужника - гораздо позже разбитого снарядом белогвардейского крейсера - и до Тамары Леопольдовны Коляржик, которая благополучно скончалась от сыпного революционного тифа?

Вы алчете анкетных данных лишь одного человека.

Вы сгораете от жгучего нетерпения - фактов, молите вы, фактов, фактиков и фактищ!

Вам, по вполне понятным (скрытым) причинам, хочется узреть в упор ту обильную почву, на которой взошло то могучее генеалогическое древо, давшее такой редкостный фрукт.

Но увы, происхождение Остапа Ибрагимовича скрыто непроницаемой пеленой таинственности и окутано мраком неизвестности.

Единственная ветвь генеалогического дуба (а скорей всего, пальмы или кипариса), доступная обозрению невооруженным глазом, вернее, голый обоженный сук - это евойный папаша.

Не уверен наверняка, был ли он действительно турецко-поданный, но чтобы смотреться вылитым янычаром, ему не хватало исключительно широких раздутых штанов, атласного пояса, кривого острого ятагана (у, мамелюки!) и белоснежной чалмы с каратистым изумрудом. Все остальные янычарские принадлежности, включая знаменательный нос (горбинка, ноздри, как у влюбленного мустанга) и бешеный холеристический темперамент, имелись у него даже в избытке.

С мамашей же Великого комбинатора - полный провал.

Обычно, как принято испокон века, в безвестности прозябают случайные и выставленные отцы.

В нашем случае - все наоборот. Папаша - и какой - налицо, а вот детородящая половина...

Когда Бендер-старший объявился в нашем городе, на руках у него уже попискивало обмоченное создание.

Как бы то ни было, но и горемычное чадо получило свою долю молока из титьки и безграничного слепого тепла. Его вскормила добрейшая тишайшая Панфунтевна, жена извозчика Ермолая, вечно пьяного и горланящего хохляцкие песни.

У Оськи прорезались зубки, а Панфунтевну прирезал Ермолай из вредности и ревности.

Папаша занялся вплотную торговлей колониальными товарами, а чадом занялась улица - наша, с деревянными тротуарами, с непросыхающей грязью, упирающаяся в панораму моря.

Если привлечь средневековое реабилитированное шарлатанство, центурии Мишеля Нострадамуса, хиромантрию, белую и черную магию, научную астрологию и гадание на кофейной гуще, чаинках и бобах, то можно приблизительно - но с достаточной точностью - определить знак Зодиака, под которым родился Остап. Несомненно - это Водолей, ну конечно, не Близнецы или Рыбы, и тем более - не Овен...

Тьфу ты, опять не туда понесло.

Выправляем азимут, даем поправку.

Итак, мы героически росли плечом к плечу, деля тумаки, солнце, просоленный воздух и прочие атрибуты беззаботного, не омраченого излишней родительской опекой и надуманными условностями детства.

Но вот впередии в туманной перспективе замаячила частная гимназия Илиади. Все преуспевающие люди нашей округи отдавали своих отпрысков в это мрачное строгое заведение. А отец Оськи Турка - коммерсант и негоциант - медленно, но верно вползал в гору успеха. Ему даже завидовал мой - почти интеллигентный - родитель, преподающий физику в той самой гимназии Илиади.

Оське срочно наняли гувернантку - природную француженку с прононсом и юморным русским акцентом - Эрнестину Иосифовну Пуанкаре.

На плохо прирученного неофита начального образования открыли настоящую охоту свирепые репетиторы и янычар с ремнем.

На меня же насел собственный родитель, подстрекаемый неугомонной маман: Аз... Буки... Веди... Два плюс два и прочее, прочее, прочее известное каждому до тошноты...

Долгий-придолгий сентябрь, нудный октябрь, тяжкий ноябрь, невыносимый декабрь.

Но тут - на наше счастье - грянула русско-японская война...

Глава 2

КОММЕРЧЕСКИЙ ЗУД

"Талант к нищенству заложен

с детства"

О.Б.

Адама и Еву вытурили из Рая за неуплату членских взносов.

Оську Турка выперли из детства за одну хрустящую новенькую купюру среднего достоинства.

Его папаша жировал на военных поставках и кутил с нужными людишками по кабакам и ресторанам, мой - не отрывался от газет и большого географического атласа. Его папаша, традиционно вернувшись под мухой, заваливался спать в кабинете на голом кожаном холодном диване, мой - выбирался ночью из супружеской постели и тайком прикладывался к спирту, предназначенному для протирки семейной реликвии дедушкиной астролябии, которая хранилась в застекленном шкафу рядом с золочеными томами Брокгауза и Эфрона.

Но вот однажды турецко-поданный завалился домой в особо приподнятом настроении - главный его конкурент по колониальным товарам был близок к полному краху.

Комментариев (0)