Александр Тюрин - О тождестве были и небыли в мировой истории

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Александр Тюрин - О тождестве были и небыли в мировой истории, Александр Тюрин . Жанр: Научная Фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Александр Тюрин - О тождестве были и небыли в мировой истории
Название: О тождестве были и небыли в мировой истории
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 22 август 2018
Количество просмотров: 49
Читать онлайн

О тождестве были и небыли в мировой истории читать книгу онлайн

О тождестве были и небыли в мировой истории - читать бесплатно онлайн , автор Александр Тюрин

Тюрин Александр

О тождестве были и небыли в мировой истории

Александр Тюрин

О тождестве были и небыли в мировой истории

(Из лекции Козьмы Хроноплевста, прочитанной в Темпоральной

Академии в мае следующего года)

цикл "НФ-хокку"

Ничто так не придает динамизма историческому процессу, как кровопролитные битвы и войны.

Вглядываясь в длинный список великих сражений, мы замечаем, что почти всегда победителя их можно определить заранее -- это тот, кто имеет лучшее вооружение и организацию, кто физически или умственно сильнее, лучше мотивирован и выбрал выигрышную позицию.

Но все же, порой, результат сражения выглядит парадоксальным: сильный одолел слабого, крестьяне с дубьем закованных в сталь рыцарей, мирные земледельцы воинственных кочевников.

Куликовская битва представляет собой парадокс из парадоксов в истории кровопролития. У русских войск хуже позиция, хуже вооружение и организация, меньше численность пехоты и конницы, чем у татар. На стороне врага к тому же аура непобедимости. И, тем не менее, русские выигрывают.

Русские выигрывают, не оставляя при этом никаких материальных следов.

От татаро-монгольского нашествия, случившегося сто сорока годами ранее, следы остались. До сих пор археологи выкапывают изуродованные холодным оружием костяки людей, погибших при разорении Старой Рязани. Лежали до прихода археологов и кости на берегу Ижоры, где князь Александр Ярославович разбил ярла Биргера.

Однако на небольшом Куликовом поле, расположенном на правом берегу Непрядвы у ее впадения в Дон, не были найдены ни кости, ни биохимические следы от них, ни наконечники стрел и копий, ни проржавевшие остатки кольчуг и панцирей. Согласитесь, это выглядит несуразно, учитывая, что в ходе сражения были задействованы огромные по тем временам силы: десятки если не сотни тысяч войска русского и татарского, литовцы, итальянские наемники, кавказские племена. И сложило там свои головы не менее половины сражавшихся.

И что, пожалуй, еще более удивительно, Куликовская битва внешне никак не изменила взаимоотношения Руси и Орды. Татары, отнюдь не лишившиеся военной мощи, как ни в чем не бывало владели русскими землями еще на протяжении ста лет, устраивая регулярные сборы дани и карательные рейды.

Так что же, Куликовская битва -- выдумка древнерусских пропагандистов? Со всей твердостью отметем это предположение. Средневековым летописцам вообще не была свойственна пропагандная фантазия в нашем стиле. Нельзя и не заметить, что сознание русских радикально изменилось именно после 1380 года, избавившись от комплексов татарского погрома. В нем даже появилось презрение к некогда грозному врагу, запечатленное во множестве частушек и поговорок. "Ох, ох, не дай Бог, с татарином знаться, некрещеная душа лезет целоваться." Заметьте, все еще лезет, но уже не страшен даже русской женщине.

Чтобы разрешить загадку, обратим внимание на главную закулисную фигуру Куликовской битвы -- святого Сергия Радонежского, игумена Троице-Сергиева монастыря. Подвижник Сергий не только многие годы провел в пустыни, но и был осаждаем там бесами, которых научился побеждать в духовной битве. В более современной трактовке -- Сергий добился совершенства в контроле над телом и психикой, достиг принципиальной непоколебимости самобытия внешними и внутренними обстоятельствами.

Свою духовную силу святой передавал ученикам. Таким как Пересвет и Ослябя.

Летопись называет их чернецами, монахами, но не сообщает их христианских имен. Да и вряд ли простой монах способен выйти на важнейший поединок, предваряющий битву. Но именно так поступил Пересвет, сразившись с Челубеем.

Так, может быть, Пересвет и Ослябя влили духовную силу учителя в конкретные боевые искусства? В таком случае чернецы Троице-Сергиевого монастыря изрядно напоминают мастеров кунфу монастыря Шаолиньского, чья боевая практика базировалась на учении дзенских патриархов о невозмутимости духа.

Мастер радонежского кунфу Пересвет сражается с лучшим татарским богатырем Челубеем и оба они погибают. В каком-то смысле поединок завершается вничью. Но Челубей вооружен до зубов, сидит на коне, который тоже является воином, только четвероногим. Батыр владеет монгольским кэмпо, техникой концентрации и высвобождения энергии, которая когда-то позволила раскосым нукерам, поклонявшимся равнодушному Тенгри-Небу, играючи завоевать полмира. А Пересвет пришел на единоборство пешим, с голыми руками. Как же еще иначе, если он чернец? Где в лесной глуши выучился бы он искуссной езде на лошади и изощренным правилам конного боя в полном вооружении? Разве могли белочки и мишки быть его наставниками? Так что на самом деле смерть обоих поединщиков ознаменовала победу Пересвета.

Я прекрасно представляю себе это единоборство и могу передать вам это представление через психоинтерфейсы.

Несколько мгновений, обладающих огромным скрытым временем, Челубей и Пересвет стоят друг напротив друга, на расстоянии, кратном расстоянию от Сатурна до Юпитера. Молчание нарушается лишь легким звоном конской сбруи. Поединщики ведут незримый бой. Каждый из них входит в резонанс с космической энергией глюонной решетки, интуитивно поcтигая физику суперстрингов. Каждый направляет пучки высокочастотной энергии на противника. Каждый стремится поколебать невозмутимость другого. Однако у обоих ровно бьется сердце, и в лице по-прежнему отражается лишь спокойствие камня.

"Приступим, брат, трогай свою савраску"-- молвит тихо Пересвет. "И тогда ты -- обед для ворон,"-- ответствует Челубей. "Любы мне птицы небесные, и я люб им",-- охотно соглашается Пересвет.

Батыр, закованный в светлую броню, рвет коня с места и мчится во весь опор на инока в посконной рубахе. Однако подобный порыву ветра конь ломает ногу и роняет всадника на землю. Придя в себя, Челубей бросает энергетически мощной рукой сулицу в русского спортсмена, пардон, воина, но тот неуловимым движением пальцев перехватывает метательный снаряд.

Челубей сближается с Пересветом и наносит ему кроящий удар саблей, но кривой клинок силой в одну тонну рассекает лишь воздух.

В серии перекатов Пересвет уходит от секущего лезвия длиной девяносто сантиметров, встречным движением ног вышибает саблю, затем в высоком прыжке пытается поразить Челубея в голову. Но татарский воин обладает сверхчеловеческой реакцией, это отборный человек Орды, участвоваших в сотнях поединках и всех их завершивший чистой победой. Нога Пересвета оставляет лишь вмятину на панцире, там, где Челубей практически неуязвим.

Монгольский воин ведет схватку с помощью кривого ножа и кистеня. Два противника словно танцуют друг с другом танго. Чернец своим сознанием вливается в тот непрерывный боевой узор, который выписывают энергетические центры батыра.

Комментариев (0)