Михаил Успенский - Три холма, охраняющие край света

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Михаил Успенский - Три холма, охраняющие край света, Михаил Успенский . Жанр: Юмористическая фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Михаил Успенский - Три холма, охраняющие край света
Название: Три холма, охраняющие край света
Издательство: -
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 19 декабрь 2018
Количество просмотров: 280
Читать онлайн

Помощь проекту

Три холма, охраняющие край света читать книгу онлайн

Три холма, охраняющие край света - читать бесплатно онлайн , автор Михаил Успенский

Михаил Успенский

Три холма, охраняющие край света

- Свидетель, клянётесь ли вы говорить правду, одну только правду и ничего, кроме правды?

- Клянусь!

- Фи, какой вы скучный…

Судебные хроники

В аэроплан залезь, не глядя,

Начни роман со слов «Мой дядя »…

Михаил Щербаков

ГЛАВА 1

- Мой дядя, между прочим, умеет во сне пятистопным ямбом бредить! - воскликнула Леди, улеглась на скамейку и замахала в воздухе необыкновенными длинными ногами.

- Вряд ли этот факт может послужить препятствием нашему браку, - ответил невозмутимый Дюк и уселся рядом.

- Вечно ты норовишь добрым людям праздник испортить! Они, наверное, целый год готовились, старались… Вон, гляди!

Голова команданте неторопливо плыла над улицей, горящий взгляд её пронзал фризы и скульптуры портала Рождества и был устремлён в невидимые дали свободы, равенства, братства и других приятных сердцу вещей.

Столь же неторопливо двигались и четверо молодых людей в чёрном - они вели воздушный шар, словно гигантского коня, влекущего катафалк. Улицы Старого города были сегодня закрыты для автомобилей.

- Серьёзная работа! Старались люди! Выглядит, конечно, нелепо, но в контекст города вписывается, как тут и был. Ты ведь Василия Блаженного в Москве помнишь? Так вот, по-моему, эта Барселона вся такая! Тут зодчим свободу дали полную - на две тыщи лет! Строй не хочу! И вот они друг перед другом и начали выделываться: я вот так могу! А я вот так! А я этак! Денег в городе полно, ведь порт же был - и при римлянах, и при арабах, и при Беренгарах… Что ни здание - то шедевр! Лох цепенеет!

Леди Туркова лежала на скамейке напротив северного портала собора Саграда Фамилиа в обществе самого настоящего английского лорда. Вернее сказать, это лорд сидел в обществе самой настоящей Леди Турковой, поскольку лордов этих целая палата, а Лидочка Туркова одна на весь белый свет, и слава богу, потому что Боливар не выдержит двоих.

- Я когда на этот собор смотрю, мне всё кажется, что вот он сейчас осыплется в одночасье, и останется только груда песка. Если бы Гауди залудил свою хрень ещё в Средние века, непременно бы возникла легенда, что он продал душу дьяволу, и черти построили всё за одну ночь именно из песка. Хорошо ещё, что он не завершён. Лет через пятнадцать, правда, обещали сдачу под ключ - чертежи-то остались. А вот когда достроят, тут-то он и осыплется. Но всё-таки - лох цепенеет! А вы, англичане, вообще извращенцы! Мало того, что баранка с правой стороны, так у вас ещё Лондон-матушка стоит на берегу Темзы-батюшки! Ты наш батюшка славный тихий Темз!

Бедный лорд, сэр Теренс Фицморис, восемнадцатый герцог Блэкбери (а для Лидочки - просто Дюк), то и дело протирал очки полой джинсовой курточки, давая понять, что вот именно сейчас он водрузит очки на место и скажет нечто очень важное. Ночь была безветренная, и по конопатому лбу сэра Теренса из-под рыжих дредов сбегали капельки пота. К тому же ему приходилось время от времени отвечать на звонки матушки из далёкого Блэкбери-холла.

Подруга лорда перестала крутить в воздухе воображаемые педали и вдруг погрустнела:

- А у нас Гауди вообще бы ничего не дали возвести… Да и посадили бы… Лет на двадцать… За долгострой…

Сэр Теренс воспользовался паузой, набрал воздуха и выдохнул:

- Леди Лидия, я всё-таки ещё раз прошу вас дать мне однозначный ответ. Мама, всё в порядке. Здесь очень хорошо. Не беспокойся.

И побледнел, предчувствуя дальнейшее. Голос у него был низкий, почти бас. Зато у Леди был голосок - на всё побережье:

- Ага! Чичас! Только шорты подтяну! Ребята хвалили! Я тебе что - русская фотомодель? Как её - Водянникова? Ты что, думаешь, что все русские бабы спят и видят, как бы ваших принцев-герцогов захомутать? Вот смеху-то будет - леди Ти! А ты мне построишь в поместье хорошенький охотничий домик - любовников принимать? Я ведь замужем была! - не моргнув глазом соврала она. - У вас уже один король трон потерял из-за американской разведёнки. И ты хочешь?

Фицморисы, конечно, претендовать на престол Виндзоров не собирались, но сейчас сэр Теренс был готов пожертвовать и короной, и даже на охотничий домик согласился бы на хорошенький, но русская леди была неумолима.

- Тебя же другие лорды париками закидают! Международный скандал будет! У нас ведь с тобой полное социальное неравенство! Меня же весь честной гламур засмеёт! Гуленьки тебе! Теренс Фицморис пролепетал (басом!):

- Но ведь принц Уильям и… Да, мама, я не один. Здесь прекрасное общество…

- Ты мне своего принца не тычь! Его папу даже пони сбросил, и правильно сделал: нефиг такой дылде залезать на маленькую коняшку! Жалко, что одну только ногу сломал, защитничек природы… И вообще папаша у него… Да, он ведь Дайану загубил - все вы, мужики, такие! А у нас всё равно неравенство: папа мой в Бар хатной книге своего предка обнаружил. Князь Турков-Синюха! Он ещё у Ивана Грозного этим служил… как его… околоточным, вот! Род у нас старинный, а вы тогда ещё рожи синей глиной мазали, я кино видела… А что Фицморис? Как будто я не знаю, кому в Англии приставку «Фиц» давали. Незаконнорождённым! А у нас в России, что характерно, наоборот - от фамилии половину отчекрыживали. Отец Трубецкой - сын Бецкой! Отец Репнин - сын Пнин! Отец Волконский - сын просто Конский! Э, постой, как же тогда пушкинских-то суразят именовали?

И надолго, чуть ли не на всю минуту, задумалась о судьбе бастардов Александра Сергеевича.

Лорд Фицморис нимало не оскорбился, но воспользовался паузой:

- Леди Лидия, вы издевались надо мной в кампусе и продолжаете издеваться сейчас. Мы взрослые люди. В конце концов я ведь тоже… Нет, мама, мы не курим травку. И никто не курит. Сейчас будет петь старик Паваротти - кресло уже выкатывают на эстраду… Нет, показать не могу, видеоряд глушат! Да и слушать не стоит это хрипение…

- А-а! - радостно воскликнула Леди, да так радостно, что проходившие мимо японцы оглянулись - не оргазм ли у девушки. Лорд временно расцвёл.

- Ушкины они были! Вот кто они были! Пошли рамблежарить! Обоснуй, что ты пацан! Вон вроде наши идут! Эй, вы чьи? Челябинские? Мы с вами! А это что у вас за чучело? Я тоже такое хочу!

Чучело изображало русского министра атомной энергетики. Из задницы чучела валили пары жидкого азота, символизируя радиоактивное заражение.

И челябинских, и дижонских, и созопольских, и краковских ребят можно было встретить сегодня на бульварах ночной Барселоны. И была это отнюдь не толпа праздношатающихся туристов и местных бездельников, которые придумали для прогулок по бульварам Рамбла даже специальный глагол «рамблежар».

То есть все тут были сплошь туристы, но особого рода.

Прекраснейший город континента переживал нашествие варваров по случаю очередной встречи глав европейских правительств. Варвары были молоды, горласты и полны смутных надежд. Несколько часов назад вполне легально и чисто был ликвидирован с подачи их единомышленников последний «Макдоналдс», тихо догнивавший на окраине Праги, и эту ликвидацию транслировали на весь мир. Да и здесь над бульварами висели аэростаты нескольких телекомпаний. Было чем полюбоваться.

Антиглобалисты такой мелкой победишкой не обольщались и не собирались останавливаться.

Надутый и ведомый под уздцы Че как нельзя лучше соответствовал историческому моменту.

…Тысячекратно прав был унтер Пришибеев, который норовил разогнать любое скопление народа. Но славное имя его, к сожалению, было давно забыто даже в родной России. Времена изменились.

Европа катастрофически старела, а вожди её неуклонно молодели - молодые президенты, молодые премьеры, молодые короли и королевы, и даже новому Римскому Папе Сильвестру IV не исполнилось ещё и пятидесяти. Они не нюхали пороху, не съедали по пуду соли, не знали горюшка, не сеяли круп и не сулили своим народам крови, пота и слёз. Жареный петух и на милю не приближался к нежным их ягодицам.

Варвары прибывали на побережье отовсюду - суровые и вусмерть пьяные неовикинги Скандинавии и недоусмирённые парижские и марсельские арабы, горластые поляки и наголо, независимо от пола, бритые германцы, вечно похмельные ирландцы и хулиганствующие британцы, обкуренные голландцы и грозные в своей неожиданной, а потому зловещей сдержанности русские.

Людей объединяли не национальность, не религия, не возраст. В галдящей толпе то и дело попадались дедушки и бабушки, украшенные седыми «ирокезами» и неактуальным пирсингом, бунтари ушедших годов. Тут и там мелькали фанерные тортомёты - их притащили с собой те, кого поэт назвал «кондитерские ветераны, солдаты кремовой войны». Метать было нечего и не в кого.

Комментариев (0)
×