Василий Мидянин - Коричневое

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Василий Мидянин - Коричневое, Василий Мидянин . Жанр: Социально-психологическая. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Василий Мидянин - Коричневое
Название: Коричневое
Издательство: ЭКСМО
ISBN: 5-699-07018-4
Год: 2004
Дата добавления: 9 сентябрь 2018
Количество просмотров: 251
Читать онлайн

Коричневое читать книгу онлайн

Коричневое - читать бесплатно онлайн , автор Василий Мидянин

— А правда, что у вас в Раше коричневое свободно продают на каждом углу? — поинтересовалась Лэсси, для сексуальности широко распахнув зеленые глаза.

— Правда. — Я нащупал наконец целый лимон и с омерзительным хрустом вгрызся в него прямо через кожуру. Лимонный сок закапал мне на футболку.

— Везука, — завистливо вздохнула мисс Хоган.

— Ага, — согласился я, с трудом отдышавшись, на сей раз после лимона. — Только милиция на улицах без всяких предупреждений стреляет на поражение по каждому, кто ведет себя, как обдолбанный коричневым.

— Гадство, — буркнул Янкель. — Архипелаг ГУЛАГ! Гребаные фашистские глобалисты. Хиросима. Империалистические рашенские свиньи. Сонгми. Освенцим. Они просто боятся нас, свободных людей, имеющих мужество заглянуть по ту сторону Добра и Зла. Чечня. Бхопал, в конце концов.

— Бэзил, — жалобно сказала Лэсси, — а что такое милиция?..

— Все, дура, заткнись! — рявкнул Деметриус. — Не мешай Мидянину рассказывать про коричневое!

И я продолжил рассказывать про коричневое.

— Если эта дрянь теплая, она быстро просыпается. Если неосторожно встряхнуть контейнер, она просыпается мгновенно.

— Ясное дело, — усмехнулся Семецкий, который сидел слева от меня и сосредоточенно ковырял ногтем в зубах. — Если тебя взять за шкирку и встряхнуть как следует, ты тоже проснешься как миленький, даже если обдолбался вусмерть.

— Проснувшееся коричневое — это хреново, — продолжал я, вежливым кивком поблагодарив Семецкого за ремарку. — Если при вскрытии контейнера коричневое не спит, оно бросится на вас, едва только почует воздух снаружи. Когда оно проснулось от повышенной температуры, его легко усыпить снова, охладив контейнер. Коричневое, проснувшееся от тряски, усыпить невозможно. Поэтому постарайтесь обращаться с ним бережно.

— Постараемся, босс… — буркнул Семецкий. Юрайя Семецкий был 100 %-pure поляк. Дурацкое имя, приклеенное ему гребаными великобританцами наподобие Янкеля и Митрича, в Раше наверняка обозначало бы Юрия, а вот как его звали в Полске, я все время забывал спросить. В свое время Юрайя был одним из ведущих функционеров полского фэндома, то бишь такого специфического литературного братства, объединяющего писателей, издателей, переводчиков, художников и фэнов фантастики. И чем-то он однажды так проколол своих коллег, что они договорились в каждом новом произведении убивать самым изощренным способом по одному Семецкому. А потом эта литературная игра вошла в моду, и убивать Семецкого начали совершенно незнакомые с ним люди. Одного Семецкого, к примеру, смачно завалил в своем новом романе знаменитый рашенский писатель Чхартишвили. Вот так на человека в неполные шестнадцать лет свалилась земная слава.

Кстати, Семецкий несколько раз пил vodka с самим паном Сапковским, о чем неоднократно с гордостью вспоминал, хотя кто есть сей и чем знаменит — для меня так и осталось тайной.

— Чтобы коричневое максимально торкнуло, нужно, чтобы день был жарким, а коричневое — слегка охлажденным, но ни в коем случае не ледяным, — сказал я, раскручивая мескальную бутылку для второго захода. — Прежде чем глотать, надо погреть холодное коричневое во рту, чтобы вдобавок к напрочь сорванной крыше, уничтоженному желудку, чудовищным ломкам и скорой смерти не заработать ангину. — Бледно-желтая жидкость в бутылке наконец раскрутилась до нужной скорости, и я винтом отправил значительную ее часть себе в пищевод.

Надо сказать, без соли мескаль тоже проходит на ура, но вот лимон после него жизненно необходим, причем не пижонский лайм, как после текилы, а именно банальный желтый лимон, иначе мескальный букет торжественно марширует мимо тебя. Согнувшись практически бездыханным в жестоких конвульсиях, зажмурившись и отчаянно кашляя, я начал шарить по столу в поисках своего надкушенного лимона и занимался этим до тех пор, пока сжалившаяся Саша не сунула мне его в руку.

— С-с-с… пасиб… — прохрипел я, продышавшись в очередной раз.

Выпитое поселилось где-то в районе солнечного сплетения и начало потихоньку расползаться по кровеносным сосудам.

— Кстати, совершенно необязательно употреблять сразу всю свою порцию коричневого, — прохрипел я, когда мое обожженное свирепым мескалем из Оахаки горло вновь обрело способность издавать членораздельные звуки. — С полконтейнера вас может так шандарахнуть, что остаток пойдет только во вред. Так что необходимо внимательно следить за своими ощущениями, и, как только почувствуете приход, прием коричневого следует немедленно прекратить. Особенно это касается Лэсси, у которой в башке не хватает винтиков на это дело. Я внятно излагаю?

— Ум дун увакрус у них нет, — ответила Лэсси, сердито прищурившись. Принятая ранее кислота понемногу растворялась в ее организме. Как весьма удачно зубоскалили наши хипповые пращуры, ЛСД тает в голове, а не в руках. — А я иду такая, весел враться не сухом бе лепо и корко, знаше водеры пятати. Этаоин шрдлу! — взвизгнула она, сползая с колен Янкеля.

— Ты бы ее держал покрепче, — посоветовала Саша Деметриусу. — Наблюет.

Саша Сашнёв была гребаная француженка. Бой-баба, настоящая кобыла, способная одной техничной подсечкой остановить на скаку жеребца, кобелирующая сучка, — короче, то, что на рашенском языке метко называется бабец. Когда мы всей бандой делали любовь вповалку, Сашнёв весьма охотно ласкала Лэсси; впрочем, это не мешало ей с таким же интересом впускать в себя самцов. Саша было почти семнадцать лет, и четыре из них она шарахалась по Европе и прилегающим территориям, не в силах выбрать, где преклонить свою внушительную задницу. Я бы отдал два пальца на левой руке, чтобы присовокупить тот бесценный жизненный опыт, какой она сумела накопить за столь непродолжительное время, к своему, надо заметить, уже довольно обширному. Она снималась в порнухе в Дании, была диджеем на «Радио Люксембург», водила рейсовый автобус в Бельгии, тусовалась с неонацистами в Менхёнгладбахе, торговала первитином и абсентом в Норвегии, работала снайпершей на сепаратистов в Косове, подвизалась системным администратором в Каунасе, операционисткой в пизанском банке, вышибалой в севильском баре для лесбиянок, сестрой милосердия в сирийском госпитале для иракских беженцев, служителем зоопарка в Берлине, собкором квебекского телевидения в Белфасте, коммерсантом в Харькове и рок-певицей в одном из злачных мест Хургады. В настоящее время она лениво тусовалась с нами, но это явно был лишь очередной эпизод в ее бурной жизни, и я не удивился бы, если бы через пару недель она свинтила в Бразилию протестовать против хищнического истребления тропических лесов, на Корсику грабить супермаркеты или в Анголу — воевать на стороне УНИТА, если только УНИТА до сих пор с кем-нибудь воюет. Кроме того, она написала две продвинутые мейнстримные книжки (ночные клубы, наркотики, сексуальные перверсии, мистические артефакты), опубликованные ее бывшей любовницей в каком-то славянском издательстве и имевшие сдержанную популярность в Восточной Европе, что в определенном смысле позволяло мне называть ее коллегой.

Комментариев (0)
×