Коллектив авторов - Троице-Сергиева лавра

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Коллектив авторов - Троице-Сергиева лавра, Коллектив авторов . Жанр: Религиоведение. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Коллектив авторов - Троице-Сергиева лавра
Название: Троице-Сергиева лавра
Издательство: -
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 23 февраль 2019
Количество просмотров: 78
Читать онлайн

Троице-Сергиева лавра читать книгу онлайн

Троице-Сергиева лавра - читать бесплатно онлайн , автор Коллектив авторов

Троице-Сергиева лавра

© Составители, 2007

© Издательство «Индрик», 2007

От составителей

Сборник «Троице-Сергиева лавра» (Сергиев, 1919), был задуман как своеобразный путеводитель по древнейшему монастырю России и центру православной культуры. Подготовка сборника проводилась почти 90 лет назад Комиссией по охране памятников старины и искусства Троице-Сергиевой лавры, созданной в октябре 1918 года Коллегией по делам музеев Наркомпроса в связи с национализацией лавры и угрозой уничтожения ее художественного собрания[1]. В Комиссию вошли как специалисты из Москвы (И. Е. Бондаренко, Н. Д. Протасов, Т. Н. Александрова-Дольник, Ф. Я. Мишуков, В. Д. Дервиз), так и специалисты, жившие в Сергиевом Посаде: отец Павел Флоренский, С. Н. Дурылин, С. П. Мансуров, М. В. Шик (ставшие впоследствии священниками), а также П. Н. Каптерев, Ю. А. Олсуфьев и другие. Уже 14 декабря 1918 года на очередном заседании о. Павлом Флоренским был поставлен вопрос о создании путеводителя по Троице-Сергиевой лавре. И. Е. Бондаренко предложил, чтобы путеводитель распадался на ряд очерков. Тогда же в основном были определены темы очерков и их авторы.

Деятельность Комиссии, несмотря на ее государственный статус, основывалась на благословении Святейшего патриарха Тихона. К нему о. Павел Флоренский, ставший своего рода идейным руководителем, обратился еще в начале ноября 1918 года: «Ваше Святейшество, Милостивый Архипастырь и Отец. Будучи приглашены в Комиссию по охране и реставрации лавры, мы испрашиваем благословение Вашего Святейшества на предстоящее, полное величайшей ответственности, дело, а чтобы иметь право просить о благословении – считаем долгом своим объяснить, как понимаем выдачу серебра Прав[ительству] – по декрету. С 30-го октября нов[ого] стиля лавра стала достоянием Комиссар[иата] Нар[одного] Просв[ещения]. Следовательно, речь может быть не о том, что отнимут у Церкви из лавры, ибо все отнято, но скорее о том, что удастся сохранить для Церкви на том или ином косвенном основании. Основная задача Комиссии – не дать ничему уйти за пределы лаврских стен и по возможности сохранить строй лаврской жизни. К этой основной задаче присоединяется другая, сама по себе второстепенная, но тем не менее делающая возможным осуществление первой – направить реставрационные работы в наиболее безобидную для Церкви сторону»[2].


Вид на лавру с юго-восточной стороны. Фотография 1920-х годов


Позиция членов Комиссии, изложенная в этом обращении, вызывала соответствующую реакцию у представителей советской власти и атеистически настроенных деятелей. Несмотря на огромный труд по разборке и каталогизации художественного собрания лавры, выполненный в предельно короткие сроки и на высоком профессиональном уровне, уже к 1920 году деятельность первого состава Комиссии была прекращена ввиду признания властями политической неблагонадежности ее членов[3].

Сборник, посвященный Троице-Сергиевой лавре как художественному памятнику мирового значения, не успев выйти в свет, был подвергнут в статье снявшего с себя сан священника Михаила Галкина (Горева) разгромной рецензии, опубликованной в журнале «Революция и церковь» в № 3–5 (март – май) за 1919 год[4].


«Комиссией по охране памятников искусства и старины Троицкой лавры в г. Сергиеве, Моск. губ., в частной типографии Иванова отпечатана, но по не зависящим от Комиссии обстоятельствам остановлена выпуском в свет любопытная брошюра: «Троице-Сергиева лавра». Отпечатана брошюра, конечно, на государственный счет, затрачены кипы великолепнейшей бумаги, ценящаяся на вес золота типографская краска, рабочие руки и т. д. На одном из заглавных листов брошюры (специальный лист) – государственный штемпель: «Р.С.Ф. С. Р. Народный комиссариат по просвещению. Отдел по делам музеев и охране памятников искусства и старины». На следующем листе обозначается уже точнее, кому же собственно должна принадлежать честь этого издания: «Комиссии по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры».


Духовская церковь. Фотография 1-й половины XX века


Вид на лавру со стороны торговых рядов. Фотография 1920-х годов


Брошюра представляет из себя сборник статей, принадлежащих перу членов Комиссии.

Особенное внимание обращает передовая статья служителя культа и члена Комиссии П. А. Флоренского «Троице-Сергиева лавра и Россия».

В этой статье священник Флоренский пытается осветить политическую роль «национального героя Сергия» как «лика России» (стр. 6), как «особого нашего Российского царствия хранителя и помощника», как «особого покровителя и вождя русского народа», как «Ангела-Хранителя России» (стр. 7), как «Чудного старца святого Сергия» (стр. 8), «первообраза, первоявления России» (стр. 6), в лице которого «русский народ сознал себя, свое культурно-историческое место, свою культурную задачу и только тогда, сознав себя, получил историческое право на самостоятельность» (стр. 9).

Лавра в брошюре неоднократно именуется «Домом преподобного Сергия», «Домом Живоначальныя Троицы», «лицом России» (стр. 6), «ее сердцем». «Чтобы понять Россию, – по мнению автора, – надо понять лавру, а чтобы вникнуть в лавру, должно внимательным взором всмотреться в основателя ее, признанного святым еще при жизни» (стр. 7). «В лавре оказывается ощутительнее, чем где-либо, бьется пульс русской истории, здесь собрание наиболее нервных, чувствующих и двигательных окончаний, здесь Россия ощущается, как целое» (стр. 4). «Очарование, теплое, как смутная память детства, уродняет душу лавре, так что все другие места делаются отныне чужбиной; а это – истинной родиной, которая зовет к себе своих сынов, лишь только они оказываются где-нибудь на стороне. Да и самые богатые впечатления на стороне скоро делаются тоскливыми и пустыми, когда потянет в Дом преподобного Сергия» (стр. 4).


Надвратная церковь Иоанна Предтечи. Фотография 1-й полов. XX века


Троицкий собор и Никоновский придел. Фотография 1-й половины XX века.


В заключительном абзаце своей статьи П. А. Флоренский говорит о монахах, обслуживающих лавру и «безусловно необходимых, как пятивековые стражи, ее единственные стильные стражи»; витиеватым слогом он тут же говорит не только о праве на существование гроба с костями Сергия, но и о правильно поставленном с «использованием всех достижений русского высокостильного искусства храмовом действе у священной гробницы Основоположника, Строителя и Ангела России».

При рассмотрении названной брошюры ясно выявляется основная тенденция местной Комиссии по охране лавры. Эта тенденция та же, которую усиленно проводят патриаршие круги, пытающиеся создать из лавры нечто подобное русскому «Ватикану», эту тенденцию в свою очередь усиленно проводили и реакционные группы, объединившиеся под флагом «церковных общин Сергиева Посада».

Душою «издательского плана» по выпуску названной брошюры являлись: бывший председатель Комиссии И. Е. Бондаренко и его «ученый секретарь» Флоренский. Выяснено, что гражданином Флоренским была доставлена для издания и великолепная бумага, которой могло бы позавидовать любое из действительно необходимых совет ских изданий.

Про Флоренского известно, что в бытность свою профессором московской Духовной академии, он редактировал академический журнал «Богословский Вестник»; неоднократно помещал в нем погромные статьи, и, в частности, статьи, направленные против политических эмигрантов, небезызвестного нововременца В. В. Розанова, с которым находился в отношениях интимной дружбы. Деятельность Флоренского в данном направлении достаточно освещена в «Записках петроградского религиозно-философского общества» (вып. IV. Доклад совета и прения по вопросу об отношении общества к деятельности В. В. Розанова. Петроград, 1914–1916).

И. Е. Бондаренко, как председатель Комиссии по охране лавры, известен тем, что, состоя на ответственном посту в советском учреждении, пытался завязать связь с патриархом, которому неоднократно доносил о работах Комиссии, испрашивая на свои «труды» в качестве председателя Комиссии «молитвы и благословения святейшего».

В архиве так называемого «духовного собора» лавры был найден доклад Бондаренко, адресованный «Его Святейшеству, Святейшему Патриарху Тихону Московскому и всея России», от 9 марта 1919 года.


Ризница. Фотография 1-й половины XX века


В своем докладе гражданин И. Е. Бондаренко, между прочим, почтительно сообщает патриарху, что только часть митрополичьих покоев решено приспособить под музей лавры, а часть он думает оставить в распоряжении патриарха на время его приездов в Сергиев; попутно тут же сообщается, что Комиссией (на государственный, конечно, счет) решено открыть кроме художественной и иконописную школу, которая будет снабжать православные храмы иконами художественного «высот костального» письма. Доклад подписан председателем Комиссии по охране Троице-Сергиевой лавры с такой характерной припиской: «с изъявлением глубочайшего почтения, И. Бондаренко». На докладе резолюция патриарха: «№ 905 9/22 марта. Собор лавры не замедлит представить по содержанию сего свой отзыв. П. Тихон».

Комментариев (0)