Хайнц Конзалик - 999-й штрафбат. Смертники восточного фронта

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Хайнц Конзалик - 999-й штрафбат. Смертники восточного фронта, Хайнц Конзалик . Жанр: Прочие приключения. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Хайнц Конзалик - 999-й штрафбат. Смертники восточного фронта
Название: 999-й штрафбат. Смертники восточного фронта
Издательство: Яуза-Пресс
ISBN: 978-5-9955-0291-3
Год: 2011
Дата добавления: 2 август 2018
Количество просмотров: 393
Читать онлайн

999-й штрафбат. Смертники восточного фронта читать книгу онлайн

999-й штрафбат. Смертники восточного фронта - читать бесплатно онлайн , автор Хайнц Конзалик

— Я слышала, — вновь заговорила Юлия, прекрасно понимая, что ей никакими доводами не убедить стоящего за письменным столом человека, — я слышала, что этот 999–й батальон…

— Что вы о нем слышали? — не дал ей договорить Франкенштайн. — Что там сплошной сброд — преступники и так далее?

Генерал властно поднял руку, упреждая ее потенциальные доводы.

— Он — солдат, — холодно произнес генерал. — И вам не следует доверяться слухам. И потом — вермахт — это не институт благородных девиц. Мы призваны сражаться. И сражаться предстоит не одному вашему мужу — миллионы людей уже не один год на фронте. Вот что я могу в этой связи сказать.

— Понимаю, — едва слышно ответила Юлия.

— Постарайтесь уяснить — ваше прошение безосновательно. 999–й батальон — подразделение регулярных частей вермахта. Как и любое другое…

— Я понимаю, — ответила Юлия.

— Ну вот, — произнес генерал, явно давая собеседнице понять, что вопрос исчерпан, после чего демонстративно захлопнул папку с бумагами, поднял взгляд жидко–голубых глаз на Юлию и снова позволил себе улыбнуться.

Все кончено, думала Юлия, покидая кабинет генерала. Выйдя в коридор, она подошла к высокому окну и оперлась на подоконник. Да, 999–й штрафной батальон — подразделение регулярных частей вермахта, как и любое другое, какое–то время ему придется оставаться там, затем его переведут в другую часть, если успеют, эх, мой милый Эрнст, мой милый Эрнст, думала она. И все эти бессчетные дни и недели отчаяния, бесплодных надежд, безрезультатной борьбы за него, эти бесконечные, полные ужаса ночи, суд, приговор, потом попытка пересмотреть судебное решение, тщетная борьба с теми, кто этот приговор вынес, с неумолимыми, как вот этот генерал, — словно изо всех сил молотишь кулаками, пытаясь пробить податливую, но непроницаемую резиновую стену, страхи, опасения, завуалированные намеки или же жестокие, грубые фразы прямо в глаза, и вот теперь конец, крушение последней зыбкой надежды, погребенной под обрушившейся на тебя лавиной пасмурно–серого снега. Она широко раскрытыми, безумными глазами смотрела на окружавший ее мир и не видела его, пытаясь вспомнить и понять — о чем все–таки говорил этот генерал?

Когда молодой лощеный лейтенант, напустив озабоченность на миловидное личико, тихо поскрипывая сапогами, что–то насвистывая про себя, взбежал по лестнице в коридор, то замер как вкопанный. Свист резко оборвался, но губы генеральского адъютанта так и оставались сложенными трубочкой. Выпучив глаза, он смотрел на нечто, неподвижно застывшее у дверей в кабинет своего шефа. Потом он зашагал, постепенно переходя на бег, прочь от лежавшей без чувств на каменных плитах пола Юлии. Из полуоткрытого рта женщины торчали лоскуты изжеванного носового платка.

На окраине Познани, там, где проходит дорога на Кюстрин, располагался лагерь «Фридрихслуст» — место временной дислокации 999–го штрафного батальона. И какому только чудаку взбрело в голову наречь это унылое скопище каменных бараков столь романтическим именем, в первую очередь вызывавшим ассоциации со звуком охотничьего рожка, с приветливыми лесами, сворами собак, беззаботными пирушками в охотничьих домиках в стиле барокко? Но именно так было написано на поблекшей от времени табличке рядом с караульным помещением и шлагбаумом, испокон веку отделявшим лагеря от внешнего мира. Стояла осень. С затянутого низкими тучами неприветливо–серого неба на землю сыпался дождь, мелкий, нудный, холодный. И в это же время, когда за много километров отсюда, в Берлине, молодой лейтенант склонился над упавшей в обморок Юлией, родная мама 2–й роты 999–го штрафного батальона — обер–фельдфебель Крюль — принимал вновь прибывших. То есть был занят тем, как он выражался, что в очередной раз «радушно встречал новичков». Это уже успело превратиться в рутину. Сначала Крюль небрежно козырял на прощание конвоирам полевой жандармерии, доставившим сюда прибывших, будто давая им понять: мол, не боись, уж я как–нибудь пригляжу за этими субъектами, получат то, что заслуживают. Потом, выстроив у караульного помещения четверку прибывших по росту, Крюль, чуточку не по уставу сдвинув на бочок пилотку, долго и въедливо вглядывался в каждого из них, сначала справа налево, от самого высокого до коротышки, потом вертикально — сверху вниз, а потом снизу вверх. Виденное удручало обер–фельдфебеля: его широкую мясистую физиономию прорезали складки озабоченности, совсем как у малыша, вот–вот готового разреветься, толстая нижняя губа выпятилась, Крюль многократно кивнул, словно горестно осознавая, что оправдываются его наихудшие ожидания.

— Имя? Фамилия? — спросил он крайнего слева и самого высокого.

— Готфрид фон Бартлитц, — ответил седоволосый человек с усталым взглядом глубоко посаженных глаз и с прочертившимися от носа до узких, бескровных губ глубокими складками. Его слишком просторный, не по росту, заношенный мундир промок до нитки, по лицу струилась влага.

— Ага, — ответил Крюль. — Уж не генерал ли?

— Рядовой, — ответил высокий.

— А может, и я тоже — рядовой? — вкрадчиво осведомился Крюль.

— Никак нет, вы — обер–фельдфебель.

— Верно. Обер–фельдфебель и к тому же ваша мама родная. Только что ею стал. А что есть вы? Как вас называть?

Последнюю фразу Крюль уже почти выкрикнул, разинув рот и прижав руки по швам. Выкрик обер–фельдфебеля прорезал сгустившийся от влаги воздух, негромким эхом отдавшись от длинных барачных стен по ту сторону обширного, политого дождем двора.

— Рядовой Готфрид фон Бартлитц, герр обер–фельдфебель, — невозмутимо ответил высокий.

— Ложись! — приказал Крюль, снова перейдя чуть ли не на шепот, будто смачно сплюнув в физиономию стоявшего перед ним солдата, словно выстрелив в него, и когда рослый человек лег на землю, обер–фельдфебель молча обошел его и ногой прижал его каблуки поглубже в лужу, потом секунду или две оглядев лежавшего, неторопливо направился к остальным троим.

— А вы? — спросил он второго слева.

— Рядовой Эрнст Дойчман, герр обер–фельдфебель.

— Специальность?

Дойчман медлил с ответом.

— Врач, герр обер–фельдфебель.

— Доктор, значит, верно?

— Так точно, герр обер–фельдфебель!

Обер–фельдфебель Крюль уставился на худощавого мужчину, высоколобого, с изжелта–бледным лицом и беспокойным, затравленным взглядом, потом поднялся на каблуках, сплюнул и, наконец, произнес:

— Фу–ты ну–ты! И чего только не услышишь на старости лет! Доктор по специальности!

Покачав головой, Крюль снова что–то прорычал; он всегда рычал перед тем, как скомандовать «Ложись!».

Комментариев (0)
×