Юлиан Хомутинников - Самолеты, или История Кота (СИ)

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Юлиан Хомутинников - Самолеты, или История Кота (СИ), Юлиан Хомутинников . Жанр: Современная проза. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Юлиан Хомутинников - Самолеты, или История Кота (СИ)
Название: Самолеты, или История Кота (СИ)
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: -
Дата добавления: 11 декабрь 2018
Количество просмотров: 206
Читать онлайн

Самолеты, или История Кота (СИ) читать книгу онлайн

Самолеты, или История Кота (СИ) - читать бесплатно онлайн , автор Юлиан Хомутинников
1 ... 21 22 23 24 25 ... 28 ВПЕРЕД

И в этом, я бы сказал, есть своя свобода.



Малодушно, да? Ну, всяко лучше, чем просто сидеть на балконе. Думаю, я ещё сумею принести нам пользу. Думаю, для меня ещё не всё потеряно. В конце концов, примерно так ты и говорила, верно?..



…Однако где же Соня? Какое-то нехорошее у меня предчувствие…



И тут, словно ответом на мой вопрос в кухню входит… отец!



Да, это он — Альберт Викентьевич Рудаков собственной персоной. Хех, а всё-таки я здорово на него похож. Даже волосы такие же растрёпанные, торчащие во все стороны.



— Папа? Что-то случилось? Где Соня?


— Пошла с мамой к Лёшке, — говорит он задумчиво. — Знаешь, сын, тут такое дело… В общем, дед Владя умер.


— А?..



Какое странное чувство. Всё, что казалось мне важным минуту назад, вдруг стало таким далёким…



Дед. Мой дед. Человек, который привил мне любовь к чтению. Человек, который назвал Кота Котом. Человек, который помогал нам тогда, когда никто не мог нам помочь. Дед Владя, Владлен Максимович Царёв, мамин отец. Бывший председатель бывшего колхоза в селе Рубецкое. Крепкий хозяйственник, человек строгий, суровый даже, но с великолепным чувством юмора. Человек, на которого всегда и во всём можно было положиться, человек-скала, воплощение надёжности. А ещё — человек бесконечно добрый и понимающий.



Человек, которого я любил, наверное, даже больше, чем родителей. Мой дед.



Умер…



— Нам надо ехать в Рубецкое. Всем. Завтра, — помолчав, продолжает отец. — Шагаев нам звонил, но так и не дозвонился. Письмо шло три дня — это как минимум. Нужно ехать, приводить там всё в порядок, готовиться к похоронам. Деревенские помогут, конечно, они его очень уважали, но мы все должны там быть, без исключений. … Мама в шоке, конечно. Я и сам не ожидал. Соня в прострации. Ты как, ничего?


— А? Да, я… Более или менее. Наверное, просто не до конца осознал пока.


— Понимаю. Слушай, ты вот что. Лёшка может заупрямиться — ты его знаешь. Если я прав, и если маме не удастся его уговорить, то ты уж его убеди, пожалуйста. Ладно? Всё-таки ты старший брат.


— Заупрямится? Да нет, почему бы…


— Не знаю. Но Соня, похоже, думает именно так. Ты бы и с ней поговорил, девочка явно не в себе. Мне за неё тревожно, и маме тоже. Хорошо?


— Да, пап, я всё понял. Сделаю, что смогу.


— Я знал, что могу на тебя положиться, — кивает отец. Он сдержан и кажется спокойным, но я уверен: это только внешнее. Его отец умер давным-давно (мне тогда лет шесть было), но едва ли он успел позабыть, каково это.



Чёрт, ну что ж такое. Почему мы всё время кого-то теряем. То тебя, Коть, то теперь вот деда…



И мне — снова — трудно поверить в то, что он и правда умер. Хотя ему было 82 года — солидный возраст для мужчины.



Боже, дед… Ну почему, почему именно сейчас? Бедная мама. Теперь у неё никого не осталось, кроме нас.



Беспокоят меня, впрочем, слова отца о Соне. Что значит «не в себе»?



— Ладно, — наконец говорит он. — Пойду. Надо приготовиться. Поедем на такси до автовокзала, а оттуда уже на автобусе. Лёшка закажет билеты. И вставай пораньше — лучше выехать утром.


— Хорошо, я понял.



Кивнув, отец уходит.



Господи, думаю я, это же сколько лет прошло с момента их последней вылазки за пределы квартиры. Вот уж точно — безумный день.



И что теперь?



В такие моменты я часто думаю: а что бы на моём месте сделала Кот? Почему-то мне кажется, что даже с такой ситуацией ты расправилась бы с лёгкостью. Каждому сказала бы что-нибудь этакое, отчего ему стало бы спокойно. Утешила бы маму, привела в чувство Соню… Поговорила бы с Матрицей — тот бы и не подумал сопротивляться поездке… Эх, а ведь ещё вчера я бы тоже был в ужасе от одной мысли, что придётся не просто покинуть балкон, но уехать за четыреста вёрст, да на похороны, где толпа малознакомого народу! Ужас! Если Матрица не хочет туда ехать, я его понимаю.



И вместе с тем, у меня уже нет таких эмоций. Мне теперь всё равно, куда ехать. Я ведь теперь свободен, — и прежде всего, от самого себя.



Ладно! Пойду, пожалуй, посмотрю, как там брат. Там вроде бы тихо, даже голосов не слышно. Странно…



Но в дверях я чуть не столкнулся с Соней.



Отец был прав: она действительно пребывала в странной прострации. Казалось, она не видела ни меня, ни кухни. Пройдя внутрь, она подошла к окну и замерла.



— Соня, — тихонько окликнул я сестру. — Ты в порядке?



Она обернулась, и я обратил внимание на то, что её зрачки были необычайно расширены. Это выглядело немного жутко: какое-то время она шарила глазами по захламлённому пространству, будто слепая, не замечая меня, хотя я стоял на расстоянии пары шагов. Потом вдруг она прищурилась и помахала мне рукой. Заметила?



— Соня, это я, Лохматый. Что с тобой?



И тогда она улыбнулась. Чудная это была улыбка: мягкая, ласковая, совсем не Сонина. Она вообще нечасто улыбается, и я не помню у неё такой улыбки.



— Вижу.



Даже её голос… Эти странные певучие нотки. Что же случилось?



Сестра подошла ко мне и вдруг провела ладонью по щеке.



— Не бойся, братик. Это ненадолго. Соня заблудилась во сне. Но я помогу ей выбраться.



И тут до меня дошло.



— Кот… Ты?!


— Тсс… — Соня приложила палец к губам. — Об этом я тебе ничего рассказать не могу. Да это и не важно. Иди к Матрице. Он, понимаешь, сделал сайт. Чтобы найти меня. И теперь он не хочет уезжать. Но он должен ехать. Поэтому ты должен его уговорить. Понимаешь? Вот и всё. А теперь прости — мне некогда. То есть, нам некогда. Сейчас сложный момент, переломный. Но ты справишься. Вы справитесь. Вместе. Ты ведь стал свободным, верно? Вот. Теперь пришла пора освободиться остальным. Первым делом — Матрица. Соню предоставь мне. Всё, мне пора. Пока.



Соня замолчала. Она села на табуретку, не замечая меня, и уставилась в пол.



«Значит, она спит…»



Я затаил дыхание и легонько погладил сестру по волосам.



— Не бойся, маленькая. Кот тебе поможет. А мне, похоже, надо идти.



Теперь ничто не имело значение. Ничто — кроме того, о чём говорил Кот. Мои давешние рассуждения больше не занимали меня. Свобода — хорошо ли это, плохо ли? Неважно.



Теперь у меня есть цель. Кот — умница, но даже ей не справиться одной. Даже ей нужна помощь — моя помощь, пусть я всего лишь второстепенный персонаж.



Что ж, надо признать: иногда даже от таких, как я, может зависеть будущее.



И я не имею права подвести тебя, Кот. Тебя — и всех тех, кто мне дорог.



Ну что, Лохматый? Готов к труду и обороне?



Тогда вперёд.





Глава 11. Матрица: Сдаться, чтобы победить.



— Никогда и ни за что.



Я скрестил руки на груди в знак того, что моё решение является окончательным и обжалованию не подлежит, однако маму это, кажется, не убедило.



С другой стороны, думал я, в нынешнем состоянии её вообще сложно в чём-либо убедить. Известие о смерти деда не просто выбило её из колеи — оно стало для неё шоком высшей пробы, вроде того, что она испытала тогда, два года назад, во время «визита» участкового.



Опоры нашего Дома рушатся одна за другой. Сначала Кот, теперь дед. И она это чувствует острее, чем кто-либо из нас, — кроме Сони, разве что, недаром они с мамой так похожи. Сонная ведь тоже сама не своя после того, как из «мастерской» вышла.



Впрочем, для меня это ничего не меняет. Я не могу уехать. Слишком поздно. Ещё вчера я бы, скорее всего, согласился. К тому же, деда я любил не меньше, чем остальные.



Но письмо Атаманова в одночасье изменило мою жизнь. Моя Цель близка как никогда — я это чувствую. Я не ошибаюсь. Не теперь.



Конечно, Проект, как я уже упоминал, структура самодостаточная. Если Кота обнаружат, ей уже не удастся уйти так просто. И всё же сам факт того, что её могут найти без меня, сводит меня с ума. Я должен быть здесь, возле «машин», я должен быть на связи. А дед всё равно уже умер. Ему уже безразлично, приеду я или нет. К счастью, я никогда не был подвержен религиозным заблуждениям. Человек либо жив, либо мёртв…

1 ... 21 22 23 24 25 ... 28 ВПЕРЕД
Комментариев (0)
×