Евфимий Зигабен - Толковая Псалтирь

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Евфимий Зигабен - Толковая Псалтирь, Евфимий Зигабен . Жанр: Религия. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Евфимий Зигабен - Толковая Псалтирь
Название: Толковая Псалтирь
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 4 февраль 2019
Количество просмотров: 69
Читать онлайн

Толковая Псалтирь читать книгу онлайн

Толковая Псалтирь - читать бесплатно онлайн , автор Евфимий Зигабен

Глава 5. Объяснение разных терминов, употребляемых в Псалтири.

Псалтос именно значит воспеваемый Бог; а псалом, это есть стихотворное произведение о Боге и исполнение этого произведения голосом; псалмопевец—творец сих вещей; псалтопевец— есть хор, поющий это стихотворное произведение; диапсалма по всей вероятности означает или перемену мысли, или напева, или некоторую прелюдию к песни, или же озарение в то время поющих от Святаго Духа; ибо все это с точностно было записываемо ими. Псалом впрочем собственно означает такую песнь, которая стройно исполняется голосом с аккомпанементом на псалтири; песнь же означает искусное и гармоничное исполнение одним голосом какого-нибудь стихотворного произведения. В смысле несобственном псалом иногда называется песнею, а самая песнь псалмом; но песнь гораздо древнее псалма.

Моисей первый положил начало песни, и за тем она была в употреблении до времен Давида; Давид же первый начал составлять псалмы. Правда, музыкальный инструмент — псалтирь был в употребление еще и ранее Давида, но в ту пору это был инструмент самого простого устройства и имевший слишком частное применение, именно: его употребляли пастухи, чтобы игрою на нем забавлять стада овец. Давид же устроил ее гораздо совершеннее, т. е. боле приспособил ее и дал ей новое употребление для прославления игрою на ней Иеговы. Гимн, это есть пространное и усиленное славословие, хвала же- краткое хваление; исповедание есть самое чистосердечное признание—или в том, что мы сделали доброго,— или же в том, от чего убежали мы злого; далее, молитва есть моление о даровании нам чего либо; обет же—добровольное с нашей стороны обещание исполнить что либо (доброе). А обещаются с славословием, т.е. хвалением, исповеданием, молитвою, обетом во всех этих случаях к Богу. Итак о том, что есть псалом и что—песнь, сказано достаточно. Песнь же псалма, надобно думать, была такая песнь, которая исполнялась сначала музыкою и потом голосом, непосредственно сменявшим музыкальное ее исполнение; псалом же песни—наоборот. Если бы мы, напрягнув силы нашего тела, подобно струнам настроенной псалтири (музыкального инструмента), стали некоторым образом слегка касаться до них добрыми нашими делами (как музыкант касается находящимся в его руке, плектром до струн псалтири), и ударять, по ним, и явились таким образом совершителями (нового) доброго и вполне согласного (с прежнею нашею деятельностью) поступка, хотя бы и не достигли еще на этот раз до высшего созерцания; то вот это, по законам наведения, был бы псалом. А если бы мы стали созерцать таинства истины, не приготовляя себя к этому созерцанию непосредственно предшествующими ему добрыми делами, а как уже усовершенствованные упражнявшиеся в этом прежде; то это (по тем же законам) была бы песнь, а когда достигали бы созерцания в предшествии нам в этом случае добрых дел; то была бы песнь псалма, как сказано: возжелав премудрости, соблюди заповеди и Господь подаст ю тебе (Сирах.1, 26). А то был бы псалом песни, когда при ясности в нас созерцания и при сокровенности того, что относится к нравственности, мы переходили бы к совершению этого. Поэтому-то, быть может, псалмы и занимают первое место (в псалтири), а за ними уже следуют песни; так как стремящимся к созерцанию следует восходить до него путем деятельным. Вследствие чего многие песни и помещены в конце (книги псалмов); там же и восхождения или песнь степеней, но псалма между ними нет ни одного, даже в соединении с песнею; так как святые мужи в своих восхождениях (к высшему нравственному совершенству) устремлялись именно к одному только созерцанию.

Глава 6. О собрании псалмов в одну книгу, о начальниках хоров и о музыкальных еврейских инструментах.

В одну книгу псалмы собраны были, по мнению одних, Ездрою, по мнению же других—Езекиею; а было их всего сто пятьдесят псалмов. Здесь, кроме обыкновенного счета псалмов, можно усматривать также почитаемое евреями число пятидесятницы, составленное из седмицы седмиц; а равным образом можно усматривать и тайну св. Троицы, чрез прибавление к тем двум числам (т.е. «седмицы»—одно число, «седмиц»—другое) еще единицы (для составления полного числа «пятидесятницы»), ибо св. Троица состоит из одного Божества в трех лицах. Начальников пения было четыре; они управляли четырьмя хорами, по числу четырех стран света, до которых как бы должны были достигать голоса поющих псалмы. Далее, каждый хор состоял из семидесяти двух певцов, как утверждают некоторые читавшие об этом у евреев; а было их столько, по числу языков, которые произошли от смешения при строении вавилонской башни, или вернее от рассеяния. Здесь также содержалось указание и на то, что всякий язык будет воспевать эти псалмы. Некоторые из певцов распевали эти псалмы под звуки трубы, также тимпана, органа, кимвалов или лиры и кифары; псалтирь же, как инструмент царский, Давид удержал за собою. Трубы и рожки были инструменты духовые; лира и кифара— струнные; кимвалы и тимпаны— бряцательные, к ним же относились и все те инструменты, музыка которых походила скорее на какие-то неопределенные звуки, нежели на отчетливые музыкальные тоны. Но псалтирь, которую иногда называют кинирою, также кифарою, и даже лирою,—была инструмент струнный. Притом инструмент был прямой и издаваемые им звуки распространялись по нему сверху вниз; это с тою целью, чтобы и мы старались быть прямыми, т. е. справедливыми и размышляли бы о горнем, становясь таким образом как бы духовною псалтирью, издающею согласные звуки души и тела, которые производятся в нас Св. Духом, как бы искуснейшим каким-нибудь музыкантом. Далее, в верхней части псалтири находились десять колочков подвижных, при помощи которых струны псалтири по желанию играющего и по требованию музыкального тона, могли быть натянуты сильнее или же ослаблены. В правой руке у играющего был плектрон (которым играющий ударял по струнам); левою же рукою слегка дотрагиваясь до струн сверху вниз от колочков, и поворачивая эти колочки туда и сюда, производил разные музыкальные тоны—то высокие, то низкие, а то средние между ними. Десятью струнами, которые были на псалтири, издавались не одинаковые между собою тоны; это научает нас тому, что и мы должны на десяти разнотонных наших струнах, т. е. на пяти душевных силах и на пяти телесных чувствах, воспевать согласную песнь Богу.

Глава 7. Порядок псалмов.

Что касается до размещения псалмов в Псалтири, то весьма замечательно, что они поставлены здесь не в том порядки, как были написаны, хотя порядок этот, можно думать, и не случайный какой-либо; но всего вероятнее, он произошел по особенному устроению божественному, не подчиняющемуся последовательному течению времени. Точно так, как вообще в искусствах практических и теоретических иное например делоизобретение и известное распределение самых орудий и правил употребления их, и иное дело пользование ими сообразно с требованиями времени и обстоятельств. Во врачебном например искусстве в одном случае пользующий наперед делает разрез на больном месте, а и в ином случае дает какое-нибудь лекарство, иной раз прикладывает мазь, а другой раз первее всего старается запугать больного, а иной раз напротив постарается сказать что-нибудь утешительное; какого-нибудь определенного порядка здесь не наблюдается, а всякий (раз) врач употребляет прежде всего то средство, какое по своей пользе и действию кажется ему пригодным и действительность в том или другом случай. Подобный способ действий называется обыкновенно порядком беспорядочным. Таким точно образом и наш верховный Художник— Дух Святый имел прежде всего попечение, при распределении псалмов, не о том, чтобы оно было верным истории, а заботился единственно о пользе читающих, т. е. чтобы вырезать как бы форму нашей души по данному образу (образу Божию), отполировать ее потом по требованию законов прекрасного и наконец сделать ее богоподобною. Поэтому-то в первом псалме пророк первее всего старается отклонить нас от нечестия и грехов; затем во втором псалме старается показать нам, чье мы наследие и к кому именно должны мы прилепляться; далее в третьем псалме он предрекает о казнях и злобных нападениях врага на прилепляющихся к Богу; вслед за тем научает нас, как нужно врачевать страсти и как можно избавляться от поражений врага.

Есть впрочем и другое мнение относительно такого распорядка псалмов. Именно: думают, что когда иудеи уклонились от веры в истинного Бога и когда наследованные от отцов нравы стали у них забываться; тогда очень многие св. книги их разорваны были на части и затерялись. Но в последствии времени или Ездра, или Неемия, усердно занявшийся собиранием псалмов, разыскал их не все сразу, а по одному и потому он расположил их в своем сборнике в том порядке, как они были им отысканы и в таком виде издал их, т. е. именно расположил их не по времени написания, а по времени открытия каждого псалма. Есть даже еще и иное объяснение на это. Думают, что псалмы таким образом расположены не в порядке их написания или открытая (при Ездре или Неемии), а вернее применительно к тем дням, в которые (или ради которых) они были написаны сначала. Сказанное поясним примером.—Известно, что прежде всего, в порядке времени, было благовещение Архангела пресвятой Деве о рождении от нее Иисуса Христа; потом самое рождение; далее наречение имени и обрезание; за ним принесение Младенца Иисуса во храм и сретение; еще далее по прошествии тридцати лет было крещение Его на Иордане—Богоявление; за тем учение, чудеса, страдания и только после всего этого воскресение; между тем как установленные в память этих событий праздники у нас празднуются в ином порядка и чрез иные промежутки времени, первое всего—положим мы празднуем благовещение, а потом тотчас же воскресение. Замечаешь, читатель, какое большое расстояние времени между воспоминаемыми в эти праздники событиями, с одной стороны, и какая близость между днями, в какие они празднуются,—с другой? Опять за праздником вознесения у нас бывает праздник преображения, потом рождество и после всех этих праздников праздник Богоявления. Замечаешь, какая здесь перестановка событий? И притом, порядок дней в месяцах, остался конечно целым, но за то порядок самых событий здесь в высшей степени не последователен; и произошел некоторым образом как бы порядок без порядка.

Комментариев (0)