Брайан Клив - Жестокое убийство разочарованного англичанина

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Брайан Клив - Жестокое убийство разочарованного англичанина, Брайан Клив . Жанр: Детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Брайан Клив - Жестокое убийство разочарованного англичанина
Название: Жестокое убийство разочарованного англичанина
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 25 февраль 2019
Количество просмотров: 37
Читать онлайн

Жестокое убийство разочарованного англичанина читать книгу онлайн

Жестокое убийство разочарованного англичанина - читать бесплатно онлайн , автор Брайан Клив

Расходились и остальные, освобождая место для следующих похорон. Крупный мужчина с густыми черными усами и загорелым бронзовым лицом киплинговского солдата помогал вдове сесть в большой, взятый напрокат лимузин. Пожилая женщина уже сидела в машине. Шон завел свой автомобиль, подал его немного вперед и выехал из ворот вслед за лимузином. Тот свернул направо, прочь от Лондона, и покатил к центру Лирема.

Чуть не доехав до центра, лимузин снова свернул направо и поехал по пригородам, бывшим деревням, которые становились все фешенебельнее и фешенебельнее, к дому 37 по Эйлшем-роуд. Это был приятного вида двухэтажный особняк псевдоякобитского стиля, с окнами, забранными ромбовидным стеклом, и тщательно подстриженным газоном, тянувшимся от застекленной веранды до ворот. Такой дорого стоит. Может, даже слишком дорого для телепродюсера?

Шон затушил сигарету в переполненной пепельнице, вышел из машины и направился через улицу к кованым железным воротам. "Не могу подсказать тебе, что надо искать. Я даже не уверен, что тут вообще что-то есть". А если еще Рэнделл узнает, что он разнюхивал, то могут быть неприятности. Впрочем, глядишь, оно и к лучшему. Шон нажал на звонок из кованого железа, спрятанный за висячей корзиночкой с цветами, и услышал мелодичный звон в доме. Долгое время было тихо. Что он скажет вдове? Какой может задать вопрос - ведь ее обо всем уже спрашивали на следствии.

Следствие провели очень быстро, очень просто. Видимо, и полиция, и судебно-медицинский эксперт, и Рэнделл считали, что все ясно. Только майор думал иначе. И снова в голове Шона зашевелилась подленькая, словно внушенная Рэнделлом мысль: майор же старый, гораздо старше душой, чем ему на самом деле лет, совсем больной, от всего отошедший. А еще отчаянно пытается быть при деле и, вероятно, ради этого придумывает бог весть что.

За толстым, янтарного цвета стеклом двери мелькнула тень. Открыла пожилая женщина: нос крючком, злые, запавшие, выцветшие голубые глаза, пряди седых волос, на сутулых худых плечах - гонкий серый трикотажный жакет.

- Я инспектор Райен, - сказал Шон. - Могу я увидеть миссис Редвин?

Женщина взглянула на него.

- Мы только что вернулись с похорон моего сына и никого не принимаем. В ее говоре слышался еле заметный иностранный акцент. Мать Редвина норвежка, вспомнил Шон.

- Я знаю, - поспешил он заверить. - Ни за что не приехал бы сегодня, но...

Она пронзила его взглядом.

- Вы были на похоронах. Зачем?

- Я...

В холл вышла вдова.

- Кто это?

- Я из Спецслужбы, - представился Шон. - Мне бы хотелось...

Когда-то эта высокая женщина была красива. А сейчас - явно крашеная шатенка, с расплывшимися чертами лица. Глаза - красные от слез.

- Я просила его уйти, - сказала пожилая женщина, пытаясь закрыть дверь.

Шон незаметно вставил в просвет ногу.

- Ладно, - сказала вдова, - заходите. Вы что, недовольны результатами расследования? - Голос ее дрожал от ненависти. - Чего же вам еще надо?

- Всего несколько минут. Я постараюсь быть кратким.

Она проводила его в гостиную: мебель, обитая ситцем, цветы, кабинетный рояль, фотографии в серебряных рамках. По большей части - мужчины в военной форме. Свадебная фотография (интересно, ее ли это свадьба?). Шон придвинулся поближе, чтобы лучше рассмотреть снимок. Высокий стройный молодой офицер брюнет, даже жгучий брюнет - застенчиво улыбается, новобрачная гордо смотрит на него; сзади - расплывающиеся фигуры: двое военных держат над супружеской парой скрещенные сабли.

Шон отвернулся в надежде, что вдова не заметила его любопытства: ему неожиданно стало стыдно, будто он увидел то, что незнакомые люди не должны видеть. О чем мечтали они в тот день? Наверняка все вышло наоборот.

- Так в чем же дело?

Он замялся: стоит ли спрашивать ее, что она подразумевала под расследованием. Неужели Спецслужба действительно добралась до нее?

- Незадолго перед тем, как ваш муж... умер, он попытался связаться с одним из наших... отделов и поместил объявление в газете "Таймс". У него якобы были для нас "страшные новости". Мы не успели выйти на связь - ваш муж застрелился. Он не говорил вам что-нибудь об этом?

Она странно посмотрела на него, будто не понимая, о чем он спрашивает. Пожилая женщина, которая вошла в комнату вслед за ними и, словно дуэнья, села на стул рядом с дверью, наклонилась вперед:

- Застрелился? Застрелился! Моего сына убили! Давайте не будем лгать здесь, в этом доме, за его стенами рассказывайте что угодно!

- Мама, прошу вас, не надо. - Вдова закрыла глаза. - Я не понимаю, мистер...

- Райен.

- Мистер Райен. Мы уже говорили обо всем!

- Давайте поговорим еще раз, - сказал Шон, пытаясь нащупать почву. Расскажите мне все с самого начала.

- Да что тут рассказывать? Когда Олаф начал снимать фильм о цветных в Англии, он слишком много узнал про них. И тогда его убрали. - Она откинула голову на подушки кресла; напряженное лицо выдавало, как трудно ей держать себя в руках.

- Что же он узнал? - мягко спросил Шон. Похоже, в комнате появился призрак правды, позвякивая скорбными цепями безумия.

- Ему стало известно, что существует мировой заговор цветных с целью уничтожить нас, - устало выговорила вдова, словно произносила общеизвестную истину, не требовавшую особого пафоса. - У них широко разветвленная организация в нашей стране. - Напряжение исчезло с ее лица, осталась лишь усталость. И горечь. - Сколько жертв можно требовать от одного человека? Во время войны его заклеймили как труса. Теперь он - самоубийца. Вам не кажется, что вы исчерпали свои вопросы?

- Простите, - извинился Шон, прикидывая, как бы уйти так, чтоб было не очень неудобно. - А больше его ничто... не тревожило? - Он сказал это, не думая, просто чтобы сказать что-то перед уходом.

Вдова широко раскрыла глаза, посмотрела на Шона, будто он ударил ее.

- Больше ничто?.. - прошептала она. - Вы что же... не верите?

- Говорила я тебе, - вмешалась пожилая женщина. - Они же тебя дурачили. Лишь бы заткнуть тебе рот. - Она поднялась и нагнулась над Шоном. Смеетесь? - И жестом отмела его возражения, словно смахнула с лица паутину. - Вы же такой умный, обходительный и добрый молодой человек. Самое главное, чтоб мы молчали, чтоб никто ничего не узнал и не сказал ничего плохого про наших славных цветных, которые так нас любят. - Ее голос становился все громче, брызги слюны холодными каплями окропили ему лицо, словно дождь. - Но будете ли вы так смеяться, когда наступит Судный день, когда мы будем голодать и умирать, когда солдаты с раскосыми глазами будут топтать искалеченные тела женщин и детей, а таких мужчин, как вы, угонят в Азию, в рабство, в концентрационные лагеря? Если вам повезет, и вы до всего этого доживете.

Шон встал.

- Прошу вас, извините, что я вас расстроил.

- Расстроили? - Вдова тоже встала, лицо ее покраснело, стало похожим на бумагу, по которой мазнули румянами. - Он умер. А вы велите мне молчать, ничего не делать, предоставить все вам...

- Кто вам это сказал?

- Майор Кэннон, разумеется.

- Они ничего не станут делать, - прошипела пожилая женщина. - Ничего. Я же тебе говорила, это все для того, чтоб ты молчала! Они берут взятки, их можно купить; они думают, им за это дадут высокие посты, наградят, поверят. Увидите, мистер Райен, увидите, что будет, когда придут ваши хозяева. - Она вцепилась в его рукав и принялась трясти, по-прежнему брызгая слюной ему в лицо; ее вставные челюсти ходили ходуном.

Шон попятился, попытался что-то сказать. Пожилая женщина преследовала его через холл до входной двери и на прощание прошептала:

- В один прекрасный день вы все узнаете. Но будет поздно.

Он пошел по тропинке.

- Предатель! - кричала она ему вслед. - Ты предал свою расу!

За спиной Шона захлопнулась дверь. Он остался один среди роз "Глуар де Дижон", благородных, ухоженных газонов и двух уходивших вдаль рядов живой изгороди: вечернее солнце отражалось в стеклах дома напротив. Он сел в машину, закурил. К собственному удивлению, обнаружил, что руки его дрожат. Печально, но факт. И непонятно: кто такой майор Кэннон?

Шон курил, размышляя над этим. Перед ним тянулась пустая спокойная улица, все тут было угнетающе нормально и незыблемо. Двое мальчиков в красивых красных пиджаках с металлическими пуговицами и чистеньких фланелевых брюках проехали домой на велосипедах из явно благополучной школы. Сумасшествие, самоубийство, мания преследования прятались за живыми изгородями и окнами с ромбовидным стеклом. В скольких еще домах гнездилось подобное безумие? Сколько было полковников в отставке, уверенных в том, что коммунисты проникли в их гольф-клуб или отравили их хризантемы перед самой выставкой цветов?

На мгновение Шону стало страшно и жутко: он представил себе, каково жить этим двум женщинам в доме, откуда он только что уехал. Как бы это воспринял майор Кортни?

Он завел машину, стараясь не думать о своем бывшем начальнике майоре Кортни, но что-то другое не давало ему покоя. Другой майор. Майор Кэннон. Сумасшедший сосед? "Это заговор. Вашего мужа убил злодей китаец. Никому ни слова. Расследование ведет отдел Икс. Доверьтесь мне". Что-нибудь в этом духе. И однако же...

Комментариев (0)