Валентина Андреева - Платный сыр в мышеловке

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Валентина Андреева - Платный сыр в мышеловке, Валентина Андреева . Жанр: Иронический детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Валентина Андреева - Платный сыр в мышеловке
Название: Платный сыр в мышеловке
Издательство: -
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 7 февраль 2019
Количество просмотров: 407
Читать онлайн

Платный сыр в мышеловке читать книгу онлайн

Платный сыр в мышеловке - читать бесплатно онлайн , автор Валентина Андреева

Собственно говоря, «спор» — громко сказано, поскольку мои напористые попытки в нем поучаствовать обрывались коротким: «Ну дай же мне сказать!!!» Я вся извертелась, пытаясь выдать не мычание, а слово и этим самым «словом» направить подругу на путь истинный. Мы давно уже проехали нужный поворот в Бутово и катили в никуда — туда, куда нам совершенно не нужно. По Кольцевой.

— Да! Вот такая я зараза! — похвасталась Наташка, проезжая район Ясенево.

— Ну и фиг с тобой, — устало отреагировала я, чувствуя, что от напряжения начинает саднить горло. В конце концов, Кольцевая же через каких-нибудь двадцать — двадцать пять километров, заедем в Бутово с другой стороны.

Довольная моим неожиданным смирением, подруга победоносно огляделась по сторонам. Минута молчания прошла быстро.

— Надо же… какая я зараза… — уныло промямлила она. — Чертовы олигархи попутали. Своим финансовым дизайном. А ты тоже хороша. Столько лет замужем, а до сих пор не выработала командный голос.

— На тебя действует только твое собственное подсознание, но когда оно спит, криком не добудишься, а физический метод имеет свои недостатки.

— Правильно. Бабу за рулем бить нельзя. Никому. Обязательно бросит руль и полезет давать сдачи. Нам это надо?

— Нам надо на поворот.

— Сейчас у Теплого Стана и повернем, а пока полюбуйся, как хорошеет столица. Даже на отшибах, то есть окраинах. И вдоль дороги такие навороченные магазины и кафешки… Интересно, за счет чего они существуют? — За счет постоянных клиентов, — нехотя предположила я. — И мне уже надоело на них любоваться. Такое медленное движение…

— А ты все равно любуйся. На той стороне Кольцевой пробка еще больше.

Около часа мы парились на небольшом по продолжительности отрезке пути, пока достигли Бутово.

— Надо же, район так изменился, с тех пор как мы ездили в гости к Корольковым. Совсем не похоже на захолустье. — Голос подруги прозвучал слишком бодро. Я сразу поняла, что мы почти приехали. — Б-бульвар Д-дмитрия Д-донского… Мама д-дорогая…

Следовало немедленно купировать приступ невроза у подруги, и я радостно отметила, насколько быстро и почти незаметно мы доехали. Наташка моих стараний не заметила. Остановившись на противоположной стороне, долго и отрешенно всматривалась в окна бывшего дома Кириллова. Мне и в голову не приходило ее торопить. Реши она в этот момент повернуть домой — я бы не возразила.

— Не понимаю… — тихо сказала Наталья себе под нос. — Все давно быльем поросло. Даже если бы судьба повернула по-другому, ну не ужились бы мы с ним, потому что… Потому что мне очень повезло в жизни с Борисом. А вот сижу и думаю: «Это Вовкина улица, по ней он ходил домой и из дома, здоровался со знакомыми…»

«Дальше будет хуже», — решила я, полезла в бардачок за пачкой одноразовых платков, подруга везде пихала их с запасом, и вдруг услышала:

— Все! Вылезаем!

Этой решительной команды я не ждала, вздрогнула и, торопливо возвращая крышку бардачка на место, невольно прищемила себе пальцы, машинально отметив: «Мне тоже больно!»

3

Подъезд был закрыт на кодовый замок, но нам повезло ввалиться внутрь с тремя тинейджерами. Без всякого стеснения от присутствия посторонних они добросовестно угощали друг друга пинками, подзатыльниками и тычками. Вроде как шутливыми. При этом гоготали и орали на все лады. То ли от боли, то ли от кратковременного счастья прямого попадания по прямому назначению. Вломившись в подъезд, компания с шумом заняла грузовой лифт, зародив в наших душах серьезные опасения, что без повреждений до нужного этажа техника не доберется. Прогноз не оправдался. Пока мы ждали прибытия маленькой кабины, грузовая остановилась на третьем этаже и шумная троица выскочила на лестницу. Похоже, кому-то из троих надлежало слететь по ступенькам вниз, чтобы вновь продолжить поступательное движение вверх. Все это безобразие не позволило Наталье отвлечься на очередные переживания, хотя Кириллову приходилось подниматься на свой этаж, пользуясь этими же подъемниками. Странное ощущение. Человека уже нет, а все без изменения. Получается, наша исключительность живет лишь в нашем сознании. Ну еще в сознании родных и любимых…

— Хватит спать!

Наташка резко дернула меня за руку, и мы не мешкая влетели в лифт, с перепуга нажав на кнопку последнего этажа. Оттуда уже спустились на седьмой и нерешительно остановились у металлической двери квартиры с номером 92.

— Если выйдут соседи из других квартир, говорим, что мы делегаты банка, — торопливо зашептала Наташка. — Кириллов просрочил платежи по ссуде, нас интересуют причины и сроки возврата денег. Господи, прости мою душу грешную…

Подруга перекрестилась и неуверенно нажала кнопку звонка. Но смотрела при этом на соседнюю дверь. Из квартиры донеслось какое-то шевеление, однако открывать замок не торопились. Наташка молниеносно обернулась к девяносто второй квартире, судорожно вцепилась в сумочку, выставив ее перед собой в качестве щита.

— Если за дверью Кириллов, не важно, живой или мертвый, но лучше живой… Блин! Тогда я его точно убью.

Наташкин голос был похож на шелест осенних листьев, на что была похожа она сама — не знаю, не видела. Решала вопрос: можно ли убить живого Кириллова известием о мифической непогашенной ссуде в миллион евро. Вопрос так и остался открытым. Кто-то внутри квартиры завозился с замком, Наташка мгновенно юркнула за меня. Я шагнула в сторону именно в тот момент, когда дверь распахнулась. На нас выжидательно и напряженно смотрела пожилая женщина в очках. Черное платье подчеркивало ее худобу, седые волосы были аккуратно собраны в пучок и заколоты сзади. Я окаменела. А все из-за Наташки, лицо которой надежно скрывал щит из ее же собственной сумки. Как только руки не отсохли.

Наверное, за свои годы женщина многого навидалась, поскольку удивления и не выказала, просто попыталась закрыть дверь. Но тут ожила Наташка. Подруга не тот человек, из которого слова не вытянешь, а ее молчание явно затянулось. Сумка опустилась до уровня талии, Наташка продемонстрировала квадратные глаза и пролепетала:

— Здравствуйте, Анна Марковна. Вы меня не помните?

Дверь немного притормозила, потом открылась настежь:

— Здравствуй, Наташа. — Легкий кивок в мою сторону и громкое дополнение: — Заходите.

Не дожидаясь, когда мы воспользуемся приглашением, Анна Марковна, кутаясь в пуховый платок, развернулась и пошла в глубь квартиры. Мы замешкались в коридоре, не зная, стоит ли разуваться. Судя по налету пыли на полках вешалки и зеркале, в квартире давно не убирались.

— Здесь нет сменной обуви, проходите так. — Анна Марковна словно прочитала наши мысли. — Я сейчас.

Мы переглянулись. Шутки кончились. Мы стояли у порога чужой и совсем не театральной трагедии. В этом случае Наташкины переживания гроша ломаного не стоили, ибо в них она больше всего жалела себя.

Обстановка в комнате была спартанская — ничего лишнего, навороченного. Диван, кресло, дешевые шкафы-купе, компьютерный стол. Пожалуй, только сам компьютер отличался дороговизной. И на всем, кроме дивана, пыль. Сиденье было занято фотографиями. Штук шесть фотографий Наташки веером лежали на отшибе. Подругу в ее младые годы я не узнала. Взглянув на нее в натуре, подумала, что она слишком хорошо сохранилась. Хотя от милой доверчивой девчушки с огромными глазами и пухлыми губами ничего не осталось, все же складывалось впечатление, что будто моя Наташка неожиданно впала в детство и выпала из него крайне неудачно, застряв где-то на стадии стойкого пятнадцатилетия. Склонив голову набок, застенчиво улыбаясь и легко помахивая сумочкой, она таращилась исподлобья куда-то в угол. Мало того, левой туфлей пыталась выписывать восьмерку на зеленом паласе. Ей противодействовали два фактора: каблук и неустойчивость. В результате она без конца оступалась.

Едкое замечание, которое я собралась отпустить в ее адрес, так и осталось невысказанным. Зря только рот открыла. Проследив за взглядом подруги, я увидела телевизор с большим экраном. Нет, не плазменный, ибо он не висел на стене, а занимал всю поверхность тумбочки. На телевизоре стояла фотография в рамочке, перед ней — почти опустевшая стопка, накрытая сверху засохшим куском черного хлеба. Мужчина на фотографии был кинематографически красив и не совсем серьезен. В уголках его губ пряталась то ли смешинка, то ли легкая ирония. На человека из моего сна он совершенно не походил. Смотрел на нас в упор и, казалось, спрашивал: «Ну как вам тут, девушки?»

«Вот так с катушек и слетают», — закрыв рот, подумала я и осторожно потянула Наташку к выходу. Она упрямо вырывалась.

— Я собиралась на кладбище. — От очень тихого голоса Анны Марковны мне сразу захотелось сесть на пол, о ее присутствии в квартире я совсем забыла. Но на Наташку он оказал положительное воздействие. Подруга выронила сумку, вытянулась в струнку и сразу вернулась к своим годам.

Комментариев (0)
×