Литературка Литературная Газета - Литературная Газета 6312 ( № 7 2011)

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Литературка Литературная Газета - Литературная Газета 6312 ( № 7 2011), Литературка Литературная Газета . Жанр: Публицистика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Литературка Литературная Газета - Литературная Газета 6312 ( № 7 2011)
Название: Литературная Газета 6312 ( № 7 2011)
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 23 февраль 2019
Количество просмотров: 103
Читать онлайн

Литературная Газета 6312 ( № 7 2011) читать книгу онлайн

Литературная Газета 6312 ( № 7 2011) - читать бесплатно онлайн , автор Литературка Литературная Газета

Комментарии: 04.03.2011 11:33:12 - Stanislav Alexandrovich Krechet пишет:


Как приятно знать, что есть и писатель и гражданин! Нынче множество людей, называщих себя писателями, со сладостью себя демонстрируют как не гражданами и непатриотами.


Фотоглас

Первая полоса

Фотоглас

Во второй день весны принимает поздравления с днём рождения замечательная актриса Московского Художественного театра им. Чехова Ия Саввина. Нынче он у народной артистки СССР юбилейный. И мы присоединяемся к многочисленным поздравлениям зрителей театра и кино, которые полюбили юную выпускницу факультета журналистики МГУ с её первого появления на экране в легендарном фильме Иосифа Хейфица «Дама с собачкой».

Открытие выставки «Шедевры музея Прадо» в Эрмитаже – одно из самых значимых событий Года Испании в России и России в Испании. В Николаевском зале Зимнего дворца представлены шестьдесят шесть произведений живописи XV–XIX веков из мадридского музея. Это самая большая и представительная экспозиция из Прадо, когда бы то ни было организованная за пределами Испании.

В Ставропольском театре драмы им.Лермонтова состоялась премьера спектакля «Одноклассники» по пьесе Юрия Полякова. Постановку осуществил заслуженный деятель искусств РФ Валентин Бирюков. Сбываются ли планы, которые мы строим, переступая порог школы? Где взять силы, чтобы достойно встречать испытания, уготованные нам жизнью? Каждому приходится искать свой ответ на эти вопросы, и театр сегодня – одно из немногих мест, где можно попробовать найти подсказку.


Прокомментировать>>>

Общая оценка: Оценить: 4,6 Проголосовало: 5 чел. 12345

Комментарии:

Когда нас станет меньше

События и мнения

Когда нас станет меньше

ОЧЕВИДЕЦ

Анатолий МАКАРОВ

Волнения в арабских столицах, яростные толпы на улицах благочестивых мусульманских городов, вопли, крики, пролитая кровь странным образом возбудили наших радикально оппозиционных публицистов. Подобно советским пионерам тридцатых годов, они, похоже, только и ждут, чтобы «пламя народного гнева» озарило знаменитые проспекты и площади. Более всего, правда, наши, российские. Впрямую, конечно, к «неслыханным мятежам» не призывают, что вы, что вы, мы люди лояльные, но обиняком, намёком, косвенным образом только об этом и толкуют. Сетуя, например, на обывательское равнодушие русского народа, на то, что всем священным либеральным идеалам он предпочёл колбасу, на его пресловутое долготерпение.


Мне оно не кажется таким уж безысходным. Хорошо помню, как вышли наши обездоленные пенсионеры (ещё бы не помнить, сам такой!) протестовать против монетизации льгот. До сих пор стоит перед глазами лицо какой-то милой интеллигентной женщины, вот уж действительно не привыкшей жаловаться и бунтовать, исполненное непривычной отчаянной решимости. Вежливой, достойной, но непреклонной. Это и впрямь надо уметь – довести до протеста таких, всё на свете способных вынести людей. Так что подозревать меня в беспринципном конформизме, в готовности, как признавался зощенковский герой, любую власть приветствовать абсолютно несправедливо. Любая разумная оппозиционность, всякое желание доказательно и логично возражать любым властям ничего, кроме уважения, у меня не вызывает. Беда лишь в том, что самая интеллектуальная, мнящая себя европейски корректной оппозиция всё равно с роковой неизбежностью склоняется к проклятиям и мстительным призывам в духе каких-нибудь стражей исламской революции. И потому, подозреваю, с чувством почти эстетической зависти взирает на бунтующих шиитов, суннитов и прочих братьев-мусульман.


Это называется «прямым действием». «Я скажу тебе с последней прямотой…» – обращался к собеседнице поэт. Видимо, оппозиционеры, иногда именующие себя политкорректно оппонентами, мечтают именно о такой «прямоте». Чтобы никаких рассуждений, никаких концепций, а сразу – разбитые витрины, сожжённые портреты и порванные флаги.


На мой взгляд, в российских условиях такого оборота событий способен желать либо постаревший юный пионер, он же никак не взрослеющий либерал, либо откровенный циник, живущий по принципу: чем хуже, тем лучше. Обыкновенный же вменяемый человек, тем более в силу возраста переживший хотя бы один русский бунт, повторения его независимо от его обоснованности и оправданности всё же вряд ли захочет. Уже потому, в частности, что даже за благие перемены обыкновенный человек платит такими утратами, возместить которые ему, как правило, не хватает оставшейся жизни.


Всякий раз, прочитав или прослушав язвительно-пренебрежительное заявление какого-нибудь упакованного господина (или госпожи) о том, что ни о каких «лихих девяностых» они не имеют ни малейшего понятия, что это не что иное, как подлая выдумка махровых реакционеров, я впадаю в нравственный ступор. Неужели я и есть этот самый махровый реакционер? Или же моральный дебил, не способный адекватно воспринимать действительность? Полагаю всё же, что ни известная наблюдательность, ни нравственное чувство меня не покинули. Не говоря уж об истинно демократических (в моём понимании) убеждениях, каким остаюсь верен. Так вот при всех этих условиях или исходных данных воспоминания о девяностых отзываются в моей душе гнетущим ощущением уныния, безвыходности и тоски. Что любопытно, не по каким-то идейным или мировоззренческим разочарованиям высшего порядка, а просто по соображениям житейского тупика, в котором я впервые в жизни себя ощутил. Скажете, это мои проблемы, но, во-первых, какой же человек не имеет права по их поводу страдать и тосковать, а во-вторых, аналогичные проблемы и чувства были свойственны миллионам сверстников и сограждан.


Мы, не умеющие ни спекулировать, ни хватать, что плохо лежит, не склонные ни к авантюризму, ни к безответственной перемене участи, умеющие лишь честно и упорно делать своё дело, не просто в одно мгновение обнищали, но ещё и заслужили оскорбительную репутацию «совков». Вы представляете, он не хочет торговать китайскими презервативами, а предпочитает ходить в свой полуразвалившийся НИИ? Совок! Вообразите только: он два года пишет роман, за который не получит двухнедельного оклада секретарши. Совок! Короче, данного определения удостоился каждый мирный обыватель, который не сумел или не захотел обменять свою профессию, своё призвание, своё, простите за пафос, предназначение на мифические шальные деньги.


Вот что, однако, поразительно: именно к этим презренным «совкам» исподволь апеллируют пламенные революционеры, когда мечтают о том, чтобы площади российских городов превратились в один сплошной беззаветно негодующий, рвущий на груди рубахи Тахрир. Вы, однако, жестоко опешитесь, как предупреждал гоголевский Ноздрёв, если решите, что заботятся все эти потенциальные трибуны о простом, непрестижном народе, о тех же пенсионерах, об обманутых вкладчиках, дольщиках и прочих обойдённых судьбою и социальной справедливостью. О себе самих, и больше ни о ком, они на самом деле пекутся, так картинно изображая из себя «народных заступников» и страдальцев за правду. Не верите? А вы вспомните, чем прежде всего занялись кумиры манежных митингов и шествий, дорвавшись до власти в начале девяностых. Борьбой с привилегиями? Обеспечением всех страждущих крышей над головой? «Благим просвещением русского народа»? Скорее, уж его бойким повсеместным развращением, потому что на его гламурном фоне, под его задушевно блатной аккомпанемент легче занимать номенклатурные квартиры, расхищать общественное добро, «пилить» государственное имущество и вывозить за бугор непосильным трудом нахапанные богатства. Справедливости ради соглашусь, что и нам, «совкам», от барских щедрот кое-что перепало, но лишь постольку, поскольку новым хозяевам жизни невозможно наслаждаться благами и свободами совсем уж в своём «узком кругу ограниченных лиц».


Кто же спорит, бывают исторические обстоятельства, когда выйти на площадь – единственная возможность отстоять своё достоинство и свои права. Но даже в такие «минуты роковые» необходимо держать в памяти прельстительные образы лукавых приватизаторов природных богатств и народной свободы. Тем более что зачастую они и не скрывают своих взглядов и намерений.


Тут недавно в эфир популярного «оппонирующего» радио по приглашению ведущей позвонила из Петербурга одна явно немолодая женщина. По одному её голосу, по одной лишь интонации угадывался этот классический петербургско-ленинградский тип. Опрятная бедность, воспитанность, достоинство, корректный подбор аргументов. Они, как нетрудно догадаться, примерно совпадали с теми соображениями, какие содержатся в данной колонке.

Комментариев (0)