Валерия Малахова - Каждый третий

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Валерия Малахова - Каждый третий, Валерия Малахова . Жанр: Научная Фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Валерия Малахова - Каждый третий
Название: Каждый третий
Издательство: АСТ, Астрель-СПб
ISBN: 978-5-17-060524-8, 978-5-9725-1534-9
Год: 2009
Дата добавления: 22 август 2018
Количество просмотров: 66
Читать онлайн

Каждый третий читать книгу онлайн

Каждый третий - читать бесплатно онлайн , автор Валерия Малахова

Валерия Малахова

Каждый третий

А у тебя СПИД —

И значит, мы умрём…

Земфира

УРомки Валуева было уже три девчонки. Мать ночами плакала, утыкаясь в подушку и стараясь всхлипывать потише. Бесполезно: Ромка знал. Хмурился, сплевывал за окно, стараясь попасть на лысину управдома Хмельченко. Мелочь – а приятно. Напевал модную нынче песенку: «Каждый третий, каждый третий, каждый третий – это я…» Потом срывался с места, хватал куртку, путался в кожаных рукавах, вполголоса матерился… Бросал на бегу:

– Таблетки прими, время уже… Ночевать не приду.

И уходил, уматывал из одной безнадеги в другую.

– Новость слыхал? – Лешка Огарков по кличке Перец затянулся, передал косяк рыжей Тамаре. – Алька Трындец повесился. Совсем.

Помолчали. С Трындецом Ромка учился в параллельном классе. В Пансион Алика не взяли – врожденный порок сердца, – но пацан на здоровье был слегка повернут. Витамины жрал, с девками не целовался… Доигрался, чистюля недоделанный: Сольпугины шестеры отымели его всей кодлой. Заразили, понятное дело.

– А не фиг выделываться, – Ромка пыхнул сигаретой. Вязкий комок в горле привычно исчез, стало хорошо. – Гондоны он покупал, понимаешь… Всем подыхать, а ему оставаться?

– И я о том же, – Перец покладисто закивал, а Ромка протянул косяк Грегу.

– Мне нельзя теперь, – глухо отмолвил тот.

– А… а… э… – В наступившей тишине Натахина икота звучала идиотски. О чем Тамара тут же всем сообщила.

– Заткнись, – хмуро велел Грег. Все знали, куда и по какой надобности он вечерами уходил с Натахой.

Куцый отвесил товарищу шутовской поклон.

– Добро пожаловать в смертники, приятель. Ты играл в эту рулетку – и продул. Я тоже. Остальные продуют завтра. Не печалься – послезавтра сдохнут все.

Натаха тоненько завыла, на всякий случай отойдя к мусорным бакам. Рука у Грега была тяжелой, а сгоряча мог и лупануть.

– Не скули, дура, проверься лучше сходи, – Ромка отвернулся от всхлипывающей девахи, сплюнул и пошел прочь, не слушая возбужденных голосов за спиной. Кайф исчез, как и не бывало. Натаха ему нравилась – а теперь что? Ждать? На презервативы тратиться?

Правду говорят: мир – дерьмо, а люди в нем – опарыши.

Ромка шел по пустеющим улочкам: ночь – время подонков, как без устали твердили учителя в школе. Сейчас небось греют задницами кресла возле теликов. Ждут: может, кто-то придумает суперпуперлекарство?

Никто ни хрена не придумает. Мы все сдохнем. И не факт, что училка по физике сыграет в ящик раньше мерзавца и остолопа Романа Валуева.

Каждый третий,
Каждый третий,
Каждый третий – это я,
Ну а кто еще там третий —
Мне не важно ни черта…

Из открытого окна надрывался магнитофон.

* * *

«Также в связи с массовым распространением заболевания в социально малообеспеченных слоях населения возникла и сформировалась особая субкультура. Представители данного течения провозглашают отход от устоявшихся моральных ценностей, проповедуют отказ от средств предохранения. С их точки зрения, правительственная программа сохранения здорового генофонда и обеспечения остальным членам общества возможности сберечь жизнь и здоровье является дискриминационной…»

Валёк удовлетворенно глядел на мерцающий экран. Разумеется, нужно было подробнее рассказать о маргинальной субкультуре и разнести в пух и прах взгляды ее представителей. Но начало определенно удалось. В меру заумное, в меру четкое…

Дальше, однако, работа застопорилась. Проклятые «малообеспеченные слои населения» никак не могли четко сформулировать, чего же они хотят. Разные источники предлагали взаимоисключающие версии. Конечно, перечислить и классифицировать их – задачка несложная, но пытливый Валькин ум не желал выполнять нудную работу, которая могла в итоге оказаться зряшной. А вдруг на самом деле асоциальные подростки требуют вовсе не гарантированного поступления в высшие учебные заведения после окончания школы?

Проинтервьюировать бы одного такого… а лучше – нескольких. Валёк представил черные буковки на снежно-белом листе: «Проведенное самостоятельно исследование дало следующие результаты…» Зажмурился, посмаковал мысль.

А почему нет? Конечно, покидать Пансион в одиночку запрещено. «Во избежание инцидентов провокативного характера». Но посещать родителей не возбраняется. А выпрыгнуть из служебной машины, когда она затормозит у ближайшего светофора, – дело плевое. Убежать, спрятаться, а затем выйти и поговорить с кем-то из ровесников. Ну не звери же проживают за стенами Пансиона! Вон, хотя бы родители Валька… А разумные люди всегда смогут договориться.

Конечно, администрация начнет поиски. Ну, ничего. Поищут – и успокоятся. Когда же Валёк вернется с сенсационной информацией…

Простят. Конечно, простят. Иначе быть не может.

Ведь он, Валёк, – надежда и опора гибнущей нации.

* * *

Ромка углядел чистенького, как только завернул в переулок Врачей-Волонтеров. «Тупик медицины» – так иногда мать называла эту мелкую, в три дома, загогулину.

Чистюля стоял возле покосившегося гаража (владелец развалюхи года три как помер) и с любопытством оглядывался. Увидел Ромку, разулыбался, приветственно замахал рукой.

Пансионатский. Чужак. Тварюка, которая будет жить, когда мы тут все…

Пацан совсем. Младше Ромки – лет десять сопляку, не больше. Нос картофелиной, на макушке светлый вихор…

– Ты что тут делаешь, недоносок? – Мальчишка ойкнул, когда пальцы в заусенцах сдавили ему ладонь. – Ты, чистюля пансионатская, вали домой, в теплую постельку! Здесь мы живем!

– Я… Спросить… – В глазах у пацана стояли слезы. Ясное дело: Ромка волок его за собой, не слишком интересуясь, успевает ли тот ноги переставлять.

– У пробирки спросишь, козлина!

Ярко-синяя форма Пансиона намокла от пота.

И поделом: неповадно будет соваться куда не звали.

Банковая… Кутузовский проспект… Площадь Революции… Костельная…

И гул моторов. Приближающийся. Очень быстро нарастающий…

Плохо. По звуку – явно не один байк едет. И не два.

А кодлой разъезжать здесь может только Сольпуга.

Сольпуга… а Трындецу, наверное, больно было вешаться. Ромка читал, что некоторые по сорок минут давятся, вот только сделать ничего не могут: парализованы потому как. Чистюля десятилетний – и Сольпуга… а папаша сыночка единственного от любого суда отмажет. Понесло же сюда гаврика пансионатского… и фонари горят как назло!

– Так, слушай, – Ромка встряхнул пацана. Тот испуганно хлопал глазами, – сейчас ты бежишь. Быстро. У аптеки сворачиваешь налево. Там мусорный бак, забираешься туда. Ждешь. Эти не поверят, что чистюля в дерьмо полез. Когда всё утихнет – вылазишь, там будка телефонная есть. Звонишь своим. Держи карточку. Крепко держи, не потеряй! Понял, придурок?

Комментариев (0)