Кирилл Юрченко - Люди в сером 3: Головоломки

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Кирилл Юрченко - Люди в сером 3: Головоломки, Кирилл Юрченко . Жанр: Научная Фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Кирилл Юрченко - Люди в сером 3: Головоломки
Название: Люди в сером 3: Головоломки
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 20 август 2018
Количество просмотров: 102
Читать онлайн

Люди в сером 3: Головоломки читать книгу онлайн

Люди в сером 3: Головоломки - читать бесплатно онлайн , автор Кирилл Юрченко
1 ... 76 77 78 79 80 ... 83 ВПЕРЕД

В кабинете возник Олег, бодрый и свежий, даже слегка улыбающийся.

— Вы опоздали на десять минут, лейтенант Ляшко, — нахмурился Анисимов. — Это недопустимо…

— Прошу прощения, автобус сломался, — выдал явно заранее подготовленное оправдание Олег.

— Автобус у него сломался, — проворчал Анисимов. — Совесть у него сломалась, а не автобус. А перебивать старших по званию и должности вообще недопустимо! — рявкнул он. — Все! Идем в больничку.

«Больничкой» называлась медчасть, оборудованная тут же, в обширных многоэтажных подвалах, занятых «Консультацией». Серегин здесь еще не был, но знал о ее существовании. Он шел за Анисимовым по пустым, ярко освещенным коридорам, и мысли его беспокойно метались.

Серегин никак не мог поверить, что Вольфрам жив. Нет, он и мысли не допускал, что глава местной «Консультации» обманывает его. Какой в этом был бы смысл. Но в голове это не укладывалось. Неужели здесь умеют оживлять мертвых?

Они вошли в палату. Серегину бросилась в глаза койка и на ней забинтованная, как мумия, фигура, от головы которой тянулся к установленному рядом сложному аппарату с лампочками и циферблатами пучок тонких трубок. Бедный командир…

— Привет честной компании, — раздался слева знакомый голос.

Серегин не сразу увидел из-за Анисимова еще одну койку в противоположном углу и на ней сидящего, живого и бодрого, командира. Почему-то Вольфрам был в обычной одежде, а не в больничной пижаме. Впрочем, через секунду все выяснилось.

— А меня только что выписали, — бодро заявил Вольфрам. — Сергей Иванович, давайте не будем тревожить моего соседа. Насколько я понимаю, у нас наметилось собрание?

— Ну, если ты в форме… — ничуть не удивляясь, развел руками Анисимов.

— В форме, в форме, — сказал Вольфрам. — Здешняя гостиница мне уже надоела. Идемте отсюда.

* * *

Генеральный секретарь ЦК КПСС Ю. Андропов.

Речь на пленуме ЦК КПСС 15 июня 1983 г.

«Товарищи!

Наш Пленум обсуждает один из коренных вопросов деятельности партии, одну из важнейших составных частей коммунистического строительства. К чему сводятся главные задачи партии в идеологической работе в современных условиях?.. Партийные комитеты всех ступеней, каждая партийная организация должны понять, что при всей важности других вопросов, которыми им приходится заниматься (хозяйственных, организационных и иных), идеологическая работа все больше выдвигается на первый план. Мы ясно видим, какой серьезный ущерб приносят изъяны в этой работе, недостаточная зрелость сознания людей, когда она имеет место. И наоборот, мы уже сегодня хорошо чувствуем, насколько возрастают темпы продвижения вперед, когда идеологическая работа становится более эффективной, когда массы лучше понимают политику партии, воспринимая ее как свою собственную, отвечающую кровным интересам народа…».

Институт Лингвистики и Истории Востока

Из повестки дня заседания партийной ячейки от 08.07.83 г.

1. Рассмотреть вопрос об общественном порицании зав. отделом Павлюкова Н.А. за слабую политическую работу среди сотрудников вверенного ему отдела.

2. Доклад «За сколько продал Родину Г. Штерн» (отв. тов. Иванишин).

3. Тов. Шварку за пронесение на территорию института 2 л. спирта и попытку спаивания сотрудников поставить на вид.

4. Разное.

28 июня 1983 года

Павлюков лежал на диване, закрыв глаза, но не спал, а раздумывал над вопросом: как так получилось, что он пятидесяти шестилетний мужик, не старый еще, остался совсем один — ни жены, ни детей. Жена умерла семь лет назад от рака, а поскольку детей они так и не завели, то больше родственников у него не было. Были там какие-то, седьмая вода на киселе со стороны жены, но Павлюков не имел никакого желания общаться с ними, да и они, похоже, тоже не страдали по родственным чувствам. Ближе всех Павлюкову был его заместитель и помощник во всех делах Штерн…

Был да весь вышел, с неожиданной злостью подумал Павлюков и даже закряхтел от нахлынувших неприятных чувств. Герман, Герман, как же ты мог? — в сотый, в тысячный раз подумал он. Предатель Родины…

Павлюков обкатал эти слова на языке, как горошины, но приятней они не стали. Патетичные, слишком патетичные они были, но свою задачу выполняли — будили ненависть. Павлюков не мог теперь думать о Штерне спокойно, без ненависти.

И это еще цветочки, подумал он. Сразу по возвращению он успел «устроить» себе больничный. Поэтому никаких эксцессов со стороны руководства Института пока что не было. Сотрудники уже успели навестить его, болеющего, принесли стандартные яблоки, сказали все приличествующие случаю слова. Позвонил директор Института, тоже поинтересовался здоровьем. Но никто не упомянул Штерна, ни единым словом, ни даже намеком. А ведь будет, все будет потом. Выйдет он на работу, и начнутся бесконечные парткомы, проработки, оргвыводы.

С должности, наверное, снимут, с тоской подумал Павлюков. Хорошо, если из партии не турнут. Тогда можно будет сказать, что обошлось. Кому же доверят возглавить отдел? Самохину? Головковой? Не справятся они, ох, не справятся. Весь все всегда прочили мне в преемники как раз Штерна. Ох, Герман, Герман, не Родину ты предал. Меня ты предал, иуда!..

В дверь позвонили, и Павлюков поплелся открывать. Опять, наверное, сотрудники навещать пришли. Лучше бы работали усерднее, а не по больному начальству ежедневно таскались.

Говоря откровенно, Павлюков больным себя не чувствовал. Вместо этого было странное, новое для него ощущение. Ощущение дряхлости, бесполезности. Ощущение… старости, наверное. Павлюков никогда не чувствовал себя старым, поэтому ему было не с чем сравнивать. Было отсутствие сил, отсутствие желаний, не хотелось ни есть, ни пить, ни хорошую книжку почитать, ни телевизор посмотреть. А самое страшное — не хотелось больше работать. Павлюков работал всю жизнь, и всю жизнь ему было интересно. Хотелось все время узнавать что-то новое, изучать, открывать, описывать. Хотелось-хотелось, и вот теперь расхотелось. Да, наверное, это и есть старость…

Павлюков открыл дверь, мельком глянул, равнодушно сказал: «Здравствуйте. Проходите в комнату», и повернулся было, чтобы пройти в комнату первым, хотя это и было невежливо. Но тут его как током ударило.

Он развернулся настолько резко, что потерял равновесие и, чтобы не упасть, схватился за угол стоявшей в коридоре вешалки. Потому что за дверью стоял не обычный гость. Точнее, гостья. Екатерина Семеновна Миронова, второй оставшийся в живых член этой богом проклятой экспедиции.

1 ... 76 77 78 79 80 ... 83 ВПЕРЕД
Комментариев (0)
×