Роберт Говард - Пока клубился дым

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Роберт Говард - Пока клубился дым, Роберт Говард . Жанр: Юмористическая фантастика. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Роберт Говард - Пока клубился дым
Название: Пока клубился дым
Издательство: неизвестно
ISBN: нет данных
Год: неизвестен
Дата добавления: 18 декабрь 2018
Количество просмотров: 269
Читать онлайн

Помощь проекту

Пока клубился дым читать книгу онлайн

Пока клубился дым - читать бесплатно онлайн , автор Роберт Говард

– Ты хочешь сказать, англичанин намерен повести все это войско вниз по реке? – Я был потрясен до глубины души.

– До самого Сен-Луи, – сказал Толстый Медведь. – Он хочет вышвырнуть с этой реки всех американцев до единого.

– Этому не бывать! – яростно проревел я, вскакивая на ноги и выхватывая нож. – Прямо счас пойду в его вигвам и перережу ему глотку!

Но тут Толстый Медведь повис на мне и отчаянно закричал:

– Если ты сейчас прольешь хоть каплю крови, индейцы уже никогда больше не поверят в Великое Перемирие! Нет! Я не могу позволить тебе убить этого Красного Мундира!

– Но ведь он-то собирается перебить всех, кто живет вдоль реки! – так же отчаянно закричал я. – Что же мне делать?!

– Ты должен прийти на Совет и убедить там всех воинов не вступать на тропу войны, – сказал Толстый Медведь.

– Как же мне быть?! – беспомощно сказал я. – Ведь я же совершенно не умею произносить речи!

– Это верно, – сокрушенно качая головой, сказал Толстый Медведь. – А у Красного Мундира, наоборот, язык змеи. Вот ежели б он привез для вождей подарки, тогда его дело точно было бы в шляпе. Но когда они шли сюда по реке, его лодка перевернулась и все припасы пошли на дно. Подарки тоже. Вот если б у тебя нашлось чем одарить Клейменого Коня и Пестрого Дятла, тогда…

– Ты же отлично знаешь, что никаких подарков у меня нет! – взревел я, совсем теряя голову. – Будь я проклят! Что же мне делать?!

– Не знаю, – с отчаянием в голосе сказал Толстый Медведь. – Некоторые белые люди в таких случаях начинают молиться.

– Так я и сделаю! – воскликнул я. – Прочь с дороги!

Ну так вот.

Грохнулся я на колени поверх большой связки бизоньих шкур, закрыл глаза, начал молиться и уже дошел до слов: «И вот теперь, когда мама уложила меня спать, Господи, смиренно прошу твоего благословения на то, чтобы…», когда вдруг почувствовал, что мое колено наткнулось под шкурами на что-то очень знакомое. Я сунул под шкуры руку, вытащил ту штуку наружу, и – конечно же! – это оказался небольшой бочонок.

– Где ты взял эту вещь?! – радостно воскликнул я.

– Спер на складе Меховой компании, когда последний раз был в Сен-Луи, – честно признался Толстый Медведь. – Но…

– Никаких «но»! – восторженно заорал я. – Ума не приложу, как это ты умудрился до сих пор не высосать его досуха, однако теперь это мой вампум[2]! Нынче вечером я даже не буду пытаться переговорить этого краснобая-красномундирника. Просто вскоре после того, как начнется совет, я явлюсь туда и, как бы невзначай, скажу: «О вожди! Красный Мундир привез вам большой мешок пустопорожних разговоров, которыми никого не накормишь! А вот Большой Белый Отец Длинных Ножей прислал вам из Вашингтона отличный подарочек!» Тут-то я и вытащу бочонок! Всех из него, конечное дело, не напоишь, но ведь в расчет идут одни вожди, а в бочонке как раз хватит пойла, чтобы они набрались как следует и перестали понимать, о чем им будут дальше толковать этот сэр Уилмот вместе со своим колдуном-шаманом.

– Но ведь они отлично знают, что ты появился в деревне с пустыми руками, – сказал Толстый Медведь. – Если, конечно, не считать стрелы в заднице.

– Тем лучше! – ответил я. – Тогда я скажу им, что это великий вакан и что я могу доставать виски прямо из воздуха!

– Тогда они попросят, чтобы ты достал оттуда еще пару бочонков, – сказал Толстый Медведь.

– А я тогда скажу им, что злой дух, принявший вид скунса в красном мундире, мешает мне применить во благо мою колдовскую силу! – находчиво ответил я, прямо на глазах становясь все сообразительней. – После чего они страшно обозлятся на сэра Уилмота. Так или иначе, но они не станут слишком долго раздумывать, откуда взялось виски. Несколько добрых глотков – и сиуксы припомнят все обиды, накопившиеся у них на соксов, а потом вышвырнут их из деревни!

– Эдак ты и впрямь добьешься, что мы все тут поубиваем друг друга, – сказал Толстый Медведь, вновь промакивая пот со лба краденой банданой. – Это нехорошо. Но послушай! Я все же хочу рассказать тебе кое-что насчет того бочонка…

– Прекрати счас же! Не желаю ничего слышать! – сурово осадил я его. – Прежде всего, это не твой бочонок! Ты его спер. Кроме того, на кон поставлена судьба целой нации, а ты все печешься о каком-то жалком бочонке спиртного! И уж постарайся, чтобы у тебя не дрожали поджилки, сделай милость! Ведь от того, как повернется дело нынче вечером, быть может, зависит судьба этого континента! Если мое дельце выгорит, оно может принести неисчислимые выгоды всем американцам!

– А что оно принесет индейцам? – спросил Толстый Медведь.

– Не пытайся подменить тему разговора! – нравоучительно сказал я. – Лучше подумай вот о чем: я видел, что в Круг Совета уже начали носить кипы бизоньих шкур, на которых будут сидеть вожди. И уж будь так чертовски любезен, проследи, чтобы моя кипа была заметно выше той, на которой будет восседать сэр Уилмот. А потом как-нибудь незаметно поставь бочонок позади моей кипы шкур. Ведь если мне придется посылать за ним в твой вигвам, это займет много времени, да и выглядеть будет как-то подозрительно и глупо!

– Видишь ли… – с непонятным упрямством в голосе начал было Толстый Медведь, но я сунул ему под нос кулак и сказал с нажимом:

– Прекрати к черту свою болтовню и делай, как я говорю! Только чирикни еще разок, и я вдребезги расквашу твой нос вместе с вашим дурацким перемирием!

В ответ Толстый Медведь как-то беспомощно развел руками и пробормотал несколько слов о том, что все белые люди – психи, но что он, Толстый Медведь, все же рассчитывает прожить на этом свете весь отпущенный ему Великим Духом срок. Но я пропустил всю его болтовню мимо ушей, ведь у меня никогда не хватало терпения вникать в суеверия этих индейцев! Резко повернувшись, я вышел из вигвама и тут же столкнулся с одним из тех проклятых канадских трапперов, по имени Андре; ну и имена, прости Господи!

– Какого черта ты тут делаешь? – жестко спросил я, но вместо ответа, он только с ненавистью посмотрел на меня и сразу же куда-то смылся.

Тогда я направился в сторону вигвамов кроу и следующим человеком, попавшимся мне навстречу, оказался старик Шингис. Никогда не знал, как его настоящее имя, и никто не знал, просто все звали его Шингис[3], и все тут. Думаю, он был индейцем-айова или что-то вроде того. Шингис был такой старый, что уже давно позабыл, когда родился, а жил он, прибиваясь по очереди то к одному то к другому племени, пока не надоедал всем до смерти своей болтовней и его в очередной раз не прогоняли. Он попросил у меня табачку, и я отсыпал ему изрядную порцию, а тогда он прищурился на меня хитрым глазом и говорит:

– Красным Мундирам не надо было привозить с собой шамана с Миссисипи, чтобы беседовать с Уаканотокой! Теперь они говорят, что Шингис – кейока! Они говорят, что Шингис подружился со Злым Духом, с Унктехи!

По правде говоря, никто ничего такого про Шингиса даже и не думал говорить. Кроме него самого. Просто у многих индейцев такая манера хвастаться и набивать себе цену. Поэтому я потрепал старика по плечу, сказал ему, что да, всем известно, какой он великий вакан, и зашел в вигвам кроу. Там сидел Пестрый Дятел, и он спросил у меня, верно ли, что красные мундиры сожгли дотла большую деревню Вашингтон, а я сказал ему, чтобы он не верил всякому слову, какое срывается со лживых губ сэра Красного Мундира. Вот тут-то я посчитал, что самое время спросить:

– А где же сейчас те подарки, которые этот Красный Мундир привез вождям?

Пестрый Дятел сразу напустил на себя самую безразличную мину, потому как мой вопрос наверняка постоянно вертелся у него самого в голове, и ответил:

– Их большая лодка перевернулась, и река забрала себе все подарки, предназначавшиеся вождям.

– Тогда выходит, что Красный Мундир прогневал Унктехи, – деловито сказал я. – А его собственное колдовство оказалось совсем слабым. Зачем вам связываться с человеком, у которого такое слабое колдовство?

– Мы сперва послушаем, что он скажет нам на Совете, – заявил Пестрый Дятел, но уже без прежнего энтузиазма, поскольку индейцы очень не любят иметь дело с людьми, у которых совсем слабое колдовство.

Уже начинало темнеть, поэтому, выходя из вигвама, я не сразу заметил сэра Уилмота и наткнулся на него.

– Стараешься опорочить меня в глазах кроу, да? – спросил он. – Ничего, я еще с удовольствием посмеюсь, когда мои друзья сиуксы будут зажаривать тебя, насадив на вертел! Подожди, осталось уже недолго! Скоро, скоро Полосатый Гром обратится со словами Хозяина Жизни к вождям из колдовского вигвама!

– Хорошо смеется тот, кто смеется последним! – с холодным достоинством ответствовал я, злорадствуя в душе, поскольку метод, каким я намеревался одержать победу над сэром Уилмотом, почти примирил меня с очень досадной временной невозможностью перерезать ему глотку.

Комментариев (0)
×