Лин Гамильтон - Китайский алхимик

На нашем литературном портале можно бесплатно читать книгу Лин Гамильтон - Китайский алхимик, Лин Гамильтон . Жанр: Классический детектив. Онлайн библиотека дает возможность прочитать весь текст и даже без регистрации и СМС подтверждения на нашем литературном портале fplib.ru.
Лин Гамильтон - Китайский алхимик
Название: Китайский алхимик
Издательство: -
ISBN: -
Год: -
Дата добавления: 18 декабрь 2018
Количество просмотров: 76
Читать онлайн

Китайский алхимик читать книгу онлайн

Китайский алхимик - читать бесплатно онлайн , автор Лин Гамильтон

— Ты согласна это сделать? Конечно, я оплачу твои расходы, а также заплачу дополнительно за потраченное время, а если шкатулка окажется у нас, ты получишь вознаграждение.

— Согласна. Узнаю, сможет ли Алекс несколько дней помогать Клайву в магазине. Мне бы хотелось приехать пораньше и предварительно исследовать вещицу, чтобы убедиться, что она подлинная.

— Тебе следует отправиться прямо сейчас, — сказала Дори. — Подлинная ли она? Я почти уверена в этом. Видишь ли, эта серебряная шкатулка перед нами — одна из трех, что мой отчим вывез в Гонконг, а оттуда в Северную Америку, где они одна за другой были проданы с аукциона в середине семидесятых. Полагаю, отчим думал, что сможет получить больше, продавая шкатулки по отдельности, хотя я не уверена, что он был прав. Джордж, мой муж, купил ее на аукционе около десяти лет назад. Я когда-нибудь показывала тебе его коллекцию? Пожалуйста, взгляни в соседней комнате.

Вдоль стен стояли встроенные стеллажи, разделенные на ячейки в двенадцать дюймов каждая за стеклянными дверцами. В каждой ячейке находился один освещенный сверху предмет. Вдоль неосвещенной стены экспонаты стояли в запечатанных витринах, в каждой из которых поддерживалась нужная влажность и температура.

— Можно включить свет на торцевой стене? — крикнула я, и когда Дори дала свое согласие, нажала на кнопку выключателя. Все экспонаты были очень, очень древними: несколько старинных серебряных чаш, пара золотых шкатулок и множество удивительных предметов, назначение которых я не могла определить. Мне понадобилось некоторое время, чтобы разобраться в этом.

— Какие-то медицинские инструменты, — наконец произнесла я.

— Верно, — отозвалась Дори из-за стены. — Мой муж, как тебе известно, возглавляет международную фармацевтическую компанию и собирает предметы, имеющие отношение к его бизнесу. Там есть формы для пилюлей, очень старинные спринцовки, мензурки и коробочки, в которых хранились лекарственные травы. Это довольно обширная и необычная коллекция. Некоторым предметам более двух тысяч лет.

— Возможно, им место в музее, — предположила я.

— Джордж наконец-то согласился, чтобы после его смерти они были переданы в музей.

— Надеюсь, у вас хорошая охранная система.

— Да. Я отключила ее, чтобы ты смогла осмотреть коллекцию. Обычно дверь в эту комнату запирается.

— А эта шкатулка тоже имеет отношение к медицине или же просто случайно попалась твоему мужу?

— Внутри шкатулки описан процесс приготовления некоего вещества, — ответила Дори. — Там сказано, что нужно нагревать какие-то точно не установленные ингредиенты в запечатанном сосуде в течение тридцати шести часов, а затем принимать полученное вещество в течение семи дней. Джордж решил, что речь идет о приготовлении лекарства, поэтому и купил шкатулку. Она из Китая, поэтому он не говорил со мной о ней по причинам, о которых я уже упоминала. Я сразу же узнала ее. Я видела все три шкатулки у отчима. Я просто влюбилась в них, но он их продал, несмотря на мои возражения. Джордж нашел вот эту, вторая всплыла в Нью-Йорке, и я хочу, чтобы ты ее купила, а третью я надеюсь найти прежде, чем умру. Возможно, мы с Джорджем, а теперь еще и ты, единственные, кто знает, что эта шкатулка — часть набора. Когда я найду все три, я собираюсь передать их историческому музею Шаньси в Сиане. Хочу, чтобы они отправились на родину.

— Очень великодушно. Но это обойдется недешево. Подумай, сколько тебе придется за все заплатить. Мы зарегистрируем тебя как не участвующего в торгах покупателя, подтвердим твою платежеспособность в «Моулзуорт и Кокс», а также я договорюсь, чтобы во время аукциона я могла связываться с тобой по телефону. Как только вернусь в магазин, сразу же закажу билеты.

Дори кивнула.

— Спасибо, но я не желаю регистрироваться как покупатель. Я переведу на твой счет солидную сумму, и покупателем будешь ты. Не хочу, чтобы кто-то знал, что я собираюсь приобрести шкатулку.

— Я ведь могу отправиться с твоими деньгами в Бразилию.

— Можешь, но я знаю, что ты этого не сделаешь. Кстати, вполне возможно, что за шкатулкой будет охотиться и Бертон Холдиманд, представляющий Коттингемский музей. Надеюсь перебить их цену. Мне бы очень не хотелось, чтобы доктор Холдиманд узнал о моем участии в торгах.

Я раскрыла рот, чтобы что-то сказать, но передумала. Мне хотелось знать, является ли это последнее условие именно той услугой, о которой собиралась просить меня Дори. Дело в том, что когда майор Коттингем умер и должность главы совета директоров перешла к его военному трофею, жене Кортни, было принято решение, что музею нужны новые силы. В случае с Дори, которая тогда была куратором отдела азиатского искусства, этой новой силой явился Бертон Холдиманд. Все прошло довольно помпезно, в истинном коттингемском духе, с изысканным прощальным ужином для Дори и преподнесенной в дар акварелью работы одного из ведущих китайских живописцев девятнадцатого века. Было произнесено множество речей, в том числе и весьма великодушная речь самой Дори, которая пожелала Бертону удачи на оставляемом ею посту. И только самые близкие знали, что Дори была раздавлена. К ее чести, надо сказать, что мы никогда не слышали, чтобы она критиковала политику музея или Бертона Холдиманда, получившего ее место.

Ей понадобилось время, чтобы вернуть себе утраченное равновесие, если это вообще было возможно. Первое время она приходила и просто сидела на стуле в «Макклинток и Суэйн», болтая с моим соседом, порой работавшим в магазине, Алексом Стюартом, человеком преклонного возраста. Мы с Клайвом были рады ее приходу, и уж конечно, присутствие Дори не мешало покупателям. Единственным из всего коллектива фирмы «Макклинток и Суэйн», который относился к ней с прохладцей, был рыжий кот Дизель, охраняющий магазин. Несомненно, причиной такого отношения было то, что Дори постоянно гладила и тискала Дизеля, а он это просто ненавидит. Стоило Дори появится в дверях, как Дизель распространял все свое внимание и дар распознавать воришек на подсобное помещение.

Не знаю, связано ли это с отстранением от должности, но артрит Дори, которого она почти не замечала во время работы, разыгрался во время ее вынужденной отставки, и вскоре ей пришлось отказаться даже от походов в наш магазин. Мне было жаль Дори, не в последнюю очередь потому, что я считала Бертона хуже Дори. Оставить его с носом доставило бы мне большое удовольствие.

Когда я прилетела в Нью-Йорк, там было очень тепло для этого времени года. Восточный аукцион «Моулзуорт и Кокс» был первым в этом сезоне и привлек всеобщее внимание. Выставлялось несколько замечательных предметов, и работники аукциона по праву гордились собой, поскольку им удалось привлечь внимание «Нью-Йорк Таймс». К несчастью, фотографию серебряной шкатулки тоже напечатали, так что определенно у меня появится больше конкурентов.

Так или иначе, аукцион заинтересовал множество людей, как представителей крупных музеев, так и обычных сомнительных личностей, выражаясь языком коллекционеров. Во время предварительного осмотра первым, кого я увидела, был куратор из Смитсоновского музея. Вторым на глаза мне попался доктор Бертон Холдиманд.

Назовите имя Бертона Холдиманда в узких кругах, и вы услышите множество совершенно полярных точек зрения. А именно: Холдиманд невероятно талантлив, возможно, даже гениален, и ему следует простить некоторые чудачества. Или: Холдиманд, может, и талантлив, но это один из самых амбициозных людей из всех музееведов, и горе тому, кто встанет у него на пути. И наконец: Холдиманд не столько чудак, сколько серьезно больной человек.

И все это было правдой. Холдиманд появился в Коттингеме с репутацией эксперта в области китайской старины, и я ни разу не слышала, чтобы кто-то усомнился в его профессионализме. Я редко имела с ним дело, но должна была признать, что он не зря занимает свой пост. Вне всякого сомнения, он был честолюбив. Не успел он возглавить китайский отдел, как устремил свои помыслы к отделу мебели. Пока куратору удавалось отражать его натиск, но я не была уверена, что это продлится долго. Кажется, Бертон умел войти в доверие к вышестоящим лицам, где бы ни работал, и обычно получал, что хотел.

Однако мало кто мог отрицать, что Холдиманд — очень странный человек. Дело в том, что он панически боялся микробов. Даже в самую теплую погоду, — а тот день в Нью-Йорке не был исключением — он носил шарф, почти всегда небесно-голубого цвета, и перчатки. Конечно, музееведы часто надевают перчатки, чтобы не повредить экспонаты, когда берут их в руки. Но я сейчас не об этом. Холдиманд носил перчатки постоянно, резиновые хирургические перчатки, которые снимал, как это делают врачи: вытягивая из перчатки руку так, чтобы голыми пальцами не коснуться ее внешней стороны. Холдиманд надевал их под зимние перчатки. Также, если верить сотрудниками Коттингемского музея, он каждый вечер перед уходом и даже приходя утром опрыскивал стол и все предметы на нем дезинфицирующим средством. Понятия не имею зачем, если только он не думал, будто отвечающие за уборку сотрудники ночью работали в его кабинете.

Комментариев (0)
×